Александр Рябоконь: «Всегда буду с гордостью говорить, что работал в «Динамо-Минск»

 Дмитрий Руто,

01 Фев. 2017 в 12:05

Новость:  Хорошая  |  Плохая Текущий рейтинг: 6

В нынешнем январе в Минске предсезонные сборы проводила черниговская «Десна» под руководством Александра Рябоконя. Тренера, который в 2005 году привел «Динамо» к серебряным медалям чемпионата Беларуси. Дмитрий Руто не упустил возможности встретиться со специалистом и душевно с ним поговорить, вспомнив его «бело-синий» этап карьеры.

— Какое у вас сложилось впечатление о белорусских командах по итогам поединков со «Звездой-БГУ», «Городеей» и «Крумкачамi»?

— Команды только собрались, видно, что только просматривают новичков. Многие футболисты и у них, и у нас в основном играют по тайму. В целом, могу сказать, что коллективы уровня «Десны».

— А что касается полей, на которых вы играли, – стадион ФК «Минск» и у здания федерации?

— На полях федерации сложновато играть, комбинировать. Скользкое, промерзшее покрытие. Так что действительно непросто. А на Маяковского просто замечательное поле, наверное, благодаря подогреву. Плюс стадион сделан аккуратно, с душой. Аура приятная. Возможно, благодаря тем людям, кто там работает. Например, Василевскому Леониду Михайловичу, Алексейчикову Александру Геннадьевичу. Приятно было их встретить.

— Вам, наверное, всегда приятно в Минск приезжать.

— Честно скажу, давно тут не был. Даже и не вспомню, когда в последний раз приезжал.

— С какими мыслями пересекали границу?

— За счет того, что уже в жизни достаточно поездил, ничего особенного в голове нет по этому поводу. Просто, как на сборы – пересекли границу и хорошо. Правда, сейчас потрясли нас хорошенько. Наверное, потому что из Украины, где каждый второй с оружием.

— Беларусь для вас все же особенная страна, учитывая, что тут прошел пока единственный заграничный этап вашей тренерской карьеры. В этой связи, может, даже как-то по-особому готовились к поездке?

— Нет, ничего особенного. Более того, в первые дни сборов ни с кем не встречался, не созванивался. Тут у меня много друзей, знакомых, так не хватит недельного сбора, чтобы выполнить все запланированное, а еще и встретиться со всеми, пообщаться.

— У вас остались здесь только друзья или есть и недоброжелатели?

— Я думаю, есть, наверное, и недоброжелатели. Но таких лучше сразу вычеркнуть и не думать о них. А вот те люди, с которыми я встречался, всегда оставляют приятное впечатление и воспоминания. Поработал в Минске один год, не виделись с ними 10 лет, но поймал себя на мысли, что как будто было 10 лет работы, а не виделись всего лишь год. Тепло душевное чувствуется.

— Не думали, что это во многом благодаря вам?

— Нет. Просто какие-то приятные моменты переживали вместе. Коллектив был сплоченный в «Динамо». Опять же, наверное, благодаря Леониду Михайловичу, который сдружил нас всех очень быстро. Да и команда была неплохая. Всех ребят хорошо помню.

— Когда болельщики и специалисты перечисляют тренеров «Динамо», вас вспоминают в первую очередь благодаря тому коллективу, который вы создали.

— Значит, правильно живем и работаем.

— В вашей тренерской карьере бывала еще команда с таким коллективом?

— Да. В первую очередь это первая команда, которую я возглавлял, – бориспольский «Борисфен». С ней мы прошли большой путь – от Второй до Высшей лиги. Практически одним и тем же составом. Почти все ребята были молодые, можно сказать, с одного двора, одного поселка. Но были и ситуации, когда ошибался, понимал потом, что нельзя было ни в коем случае туда идти. Тем не менее, как правило, чаще были хорошие коллективы.

— Переход в «Динамо» ошибкой нельзя назвать ни на 1%?

— Конечно, нет. Не жалею абсолютно ни о чем. Есть что вспомнить. И даже если не брать футбол, счастлив, что познакомился с хорошими людьми, с которыми периодически встречаемся, общаемся. Обнимаемся даже. И это тоже о чем-то говорит. Ведь иногда хочется мимо человека пройти, а кого-то хочется и обнять.

— До «Динамо» вы работали исключительно в Украине. Что вами руководило при принятии предложения от минчан?

— Все-таки марка – «Динамо-Минск». Я сам динамовскую школу в Киеве заканчивал. Поэтому буква «Д» для меня многое значит.

— Вы пришли в команду, которая на тот момент являлась действующим чемпионом страны, но находилась внизу таблицы. Не страшно было, что не справитесь с задачей подтвердить чемпионское звание?

— У нас профессия такая – нельзя бояться. Если есть какой-то вызов, нужно обязательно делать шаг навстречу.

— Вспомните свой первый рабочий день в «Динамо»?

— Много лет прошло, так что вряд ли. Точно помню фамилии игроков основного состава.

— Глядя на футболистов, вы понимали, почему команда находится на дне турнирной таблицы?

— До назначения я посетил матч с «Гомелем», где «Динамо» победило. Хорошо выглядела команда, мне понравилась. Даже и не знаю, почему она находилась на тот момент так низко в таблице. Более того, особо не вникал в это, а начал свою работу будто с чистого листа.

— Если вы помните игроков того «Динамо», давайте сформируем стартовый состав. Начнем с первого номера – голкипера.

— Это Артур Лесько. Помню, буквально за неделю до чемпионата он получил травму. Проводилось плановое тестирование, был забег на 30 м (а я вообще не сторонник, чтобы вратари бежали эту дистанцию), так Артур во время упражнения дернул заднюю поверхность бедра, если не ошибаюсь. Выбыл, и сразу почувствовалась его ценность и необходимость для команды. Одним словом, с тех пор мои вратари не бегают, только ловят.

— Справа в защите.

— Ян Тигорев. Он боец без страха и сомнения, очень стабильный игрок. После того сезона получил приглашение в днепропетровский «Днепр», Олег Протасов был в нем заинтересован.

— Вы его ставите справа в защите, а не в опорную зону?

— У меня он играл на фланге обороны. А вот опорником я его видел только в других командах, после «Динамо». В мою бытность в Минске Тигорев был незаменимым правым защитником. На эту же позицию претендовал Игорь Шитов, но в то время он еще не был готов для основного состава.

— Тигорев уже тогда был «хрустальным», подверженным травмам?

— Нет. Ни одной травмы не помню, всегда играл от звонка до звонка. У меня и мысли не было кого-то другого рассматривать на эту позицию.

— Центр защиты.

— Павлюкович Сергей и либо Ленцевич, либо Павлючек.

— Сергей Павлюкович уже давно завершил карьеру и успел даже поработать генеральным директором «Динамо». Вас не удивило его назначение на эту должность?

— Нет. Он всегда был мудрым игроком, значит и мудрым человеком. Капитан команды на тот момент.

— Дмитрий Ленцевич.

— После «Динамо» поиграл за границей, уезжал в Чехию. Были данные для этого. Мощный игрок, скоростной. Случались, конечно ошибки, но они всегда и у всех есть.

— Слева кто?

— А как же Кирилл Павлючек? Его я тоже хочу упомянуть как центрального защитника. Запомнился мне он очень хорошо, особенно благодаря одному матчу с солигорским «Шахтером». Накануне поединка ему сломали нос на тренировке. Доктор проявил чудеса изобретательности, слепил маску гипсовую. Других, наверное, не было на тот момент. И Кирилл вышел на следующий день со сломанным носом в этой маске и забил победный мяч. Такие моменты всегда запоминаются. И мы после товарищеского матча с «Городеей» вспоминали с ним этот эпизод.

— Почему три центральных защитника? Предпочитали такую оборонительную схему?

— Нет. У меня Павлюкович был стабильным игроком основы, а Павлючек и Ленцевич иногда менялись между собой.

— Вернемся к левому флангу обороны.

— Дима Чалей. До этого он действовал в опорной зоне. Возможно, несколько медленный для игры на фланге, но тем не менее очень надежный защитник.

— Опорная зона.

— Игорь Рожков, Сергей Кисляк и третий в середине с акцентом на атаку Эду. Все разноплановые футболисты. Кисляк тогда делал первые шаги в большом футболе, можно сказать. Наверное, поэтому у меня к нему было особое отношение. Больше опекал его. Прекрасно помню его умение исполнять «стандарты».

— После «Динамо» он уехал в казанский «Рубин» и не потерялся там.

— Но я считаю, что полностью он не раскрылся, пусть и поиграл в России. Наверное, богом ему дано больше, чем он использовал.

— Вы в него вложили достаточно сил и времени, чтобы он раскрылся?

— Я сторонник и в футболе, и в жизни правила, что нельзя научить – можно научиться. Наверное, Сергей смотрел на тех товарищей, которые играют рядом с ним, кое-что по жизни брал от меня. То, что я себе позволяю, может позволить любой футболист в команде. А то, что я себе не позволяю, не может позволить в команде никто. И если что-то нравилось людям во мне, они брали себе.

— Мяч Кисляка в ворота сборной Франции в какой-то степени особенный?

— Я просто радовался за Сергея. Хотя, если честно, с момента моего ухода из «Динамо» мы ни разу не общались.

— Игорь Рожков.

— Это игрок основного состава на тот момент, выполнял большой объем работы на поле.

— Эду.

— С ним, кстати, мы до сих пор перезваниваемся, общаемся. Бывал у него в гостях в Бразилии вместе со спортивным директором «Динамо». Эду был очень сильным игроком, профессионалом до мозга костей. Очень мобильный, подвижный. Понятно, как все бразильцы, пластичный, техничный, умел обыграть один в один. И, что касается атаки, очень многое зависело именно от него.

— Выше в полузащите.

— Слева мой любимец – Виталий Володенков. Почему любимец? Открытая душа, простой парень. Такие люди не способны на какие-то подлости. И это все у него написано в глазах. Правда, сейчас слышу о нем какие-то неприятные вещи, будто грузчиком работает. Я думаю, что клуб должен помогать таким людям, таким футболистам, находить какую-то работу, хотя бы в динамовской школе.

— Он любимцем вашим был по человеческим или по футбольным качествам?

— Футболист был хороший, раз стал лучшим игроком чемпионата в том сезоне. И по человеческим, конечно. Как я говорил, был открытым, приятным, простым.

— И боялся летать на самолетах.

— После нашего полета на сборы во Францию, по-моему, в команде уже все боялись садиться в самолет. Даже такой бесстрашный человек, как Хацкевич, после того, как мы прилетели обратно, встал и сказал: «Я вообще-то не трус, но ноги не ходят». Было в той поездке и Duty free. Не помню кто подошел и спросил, можно ли снять стресс. Мы же не звери, в конце концов, так что разрешили.

— Правый полузащитник.

— Больше играл Андрей Разин, нынешний тренер ФК «Минск». Мастеровитый футболист. Потом уехал в Россию играть.

— Кто в атаке?

— Леня Ковель, еще один мой любимец. Что-то много любимцев (смеется). Хороший сезон проводил, быстрый нападающий, напористый, с хорошим ударом, забивал достаточно, головой неплохо играл. Потом поиграл в «Карпатах», хорошо себя там зарекомендовал. И уехал в «Сатурн». Наверное, это была ошибка. Игрового времени получал мало, начали делать из него крайнего защитника. Тоже, наверное, не раскрылся до конца. Почему? Как обычно в жизни – правда посередине. Наполовину сам виноват, наполовину – обстоятельства и те люди, которые с ним работали и не видели в нем нападающего.

— При вас трибуны кричали «Леня Ковель всем забьет»?

— «Гол забьет – «Белшину» разорвет». Да, помню, было.

— Вас это, может, лишний раз подстегивало Ковеля ставить в основной состав?

— Так он был и так железным игроком стартового состава.

— А что касается резервистов?

— Молодые футболисты тоже были очень хорошие. Мартынович, Янушкевич, Концевой, естественно, Антон Путило, который уже тогда составлял конкуренцию игрокам основного состава. Гигевич, Пархачев, Чухлей. Вот, наверное, костяк моего «Динамо-Минск».

— Кого еще из игроков помните?

— Сергей Кошель – забивной нападающий, много отличался, но за дубль, потому что до основного состава все-таки не дотягивал. Александр Тишкевич выходил в основном составе периодически. Случайно встретил его на матче «Динамо» – «Югра» на «Минск-Арене». Выглядит неплохо. Спросил, есть ли какие-то проблемы, как дела в принципе. Говорит, что все нормально.

— Но о договорных матчах и судебной тяжбе с «Ислочью» вы в курсе?

— Да, немного знаю об этой истории.

— Как вы отреагировали на такие новости?

— Даже не знаю, что сказать. Тем более пока идут разбирательства, может, на деле окажется все и не так. Время покажет, рано делать выводы по Тишкевичу.

— Когда вы работали в «Динамо», не предлагали сыграть «договорной» матч?

— Тогда, наверное, даже таких понятий не было. Это сейчас появились конторы, ставки и прочее.

— Вы как тренер что бы сделали, если бы ваши игроки были замешаны в таком преступлении?

— Застрелился бы в прямом эфире.

— Были ли игроки, которых вы очень хотели видеть в «Динамо», но не получилось по тем или иным причинам?

— Было желание собрать лучших футболистов. Но Юрий Александрович на тот момент говорил, что уже слышал такие идеи – о создании супер-клуба – от предыдущих тренеров. Поэтому сказал, что нужно играть теми футболистами, которые были. А кого я хотел видеть? Речь шла о Родионове, Пласконном, потому что Ленцевич уезжал за границу.

— Что помешало? Нежелание Юрия Александровича тратиться или какие-то другие моменты?

— Вы знаете, Чиж – человек конкретный, мне с такими приятно работать, легко. И сейчас я работаю с человеком похожего склада характера. Не было никаких договоренностей: я с первого дня понимал, что если команда играет, выигрывает, ни в чем отказа со стороны руководства не будет. Сборы, стажировки, бонусы. Если команда проигрывает, то лучше сразу собирать вещи и уезжать.

— Вы всегда спокойно сидели на лавке «Динамо», не было опасения за свое будущее?

— Ни в коем случае. Мы уже говорили, что тренеру нельзя бояться. К тому же это была не первая моя команда. Вообще, перед матчами у меня всегда был спокойный сон. А после поражений два дня небо черное.

— Когда Юрий Александрович вас вызывал к себе в кабинет, спокойно туда шли?

— Очень спокойно. Я еще раз скажу: мне с такими людьми очень легко работать. Я видел много интриганов и прочих. А здесь было все четко и понятно. И я был уверен в том, что делаю.

— Были моменты, когда приходилось доказывать свою правоту, спорить?

— Естественно, наверняка что-то было. Но он давал полную свободу действий. Мы выигрывали практически все, проблем не возникало. Что касается сборов, Юрий Александрович выполнил абсолютно все пожелания. Турция, Израиль, Франция. Плюс с подачи Чижа я прошел очень полезную стажировку в «Барселоне». Мне казалось, что у нас собиралась команда-бомба. И бразильцы яркие должны были приехать, добавиться к нам. И на сборах мы всех обыгрывали: российские, турецкие, французские высшелиговые команды. «Динамо» смотрелось просто шикарно, мы собирались в Беларуси все выигрывать.

— После стажировки в «Барселоны» что-то из стиля испанской команды хотели привнести в «Динамо»?

— Конечно, взял какие-то упражнения, которые до сих пор применяю. Тогда, помню, Франк Райкард руководил «Барселоной». Во второй команде работал Гвардиола. Считаю, что Хосеп – это новатор № 1 в мировом футболе.

— Для вас кто является эталоном тренерского мастерства?

— Если говорить о современном футболе, всех тактических нюансов, то это Гвардиола и Арриго Саки. Все, что касается игры в обороне, стоит посмотреть на сборную Италии. Если вы посмотрите финал чемпионата мира с бразильцами 1994 года, вы поймете, что никто лучше, чем Италия, обороняться не научился за последних 25 лет. Организация была просто совершенная. А Гвардиола все вообще круто изменил. Убрал таких футболистов, как Роналдиньо, Это’о, Деку, которые, казалось бы, все умеют, и поставил на их позиции Педро и прочих. Плюс Хосеп стал, наверное, первым, кто положил мяч вниз, создал культ паса. А что же касается сборов, физической подготовки, то я до сих пор являюсь сторонником системы Лобановского – Базилевича, руководителя их научной группы Зеленцова. Там все очень просто, понятно. Всего четыре режима работы, из них два развивающих, один поддерживающий и один восстановительный. Очень удобная программа для работы.

— По завершении сборов «Динамо» вы были уверены, что команда на 100% готова к сезону?

— Сомнения всегда есть. И первая игра, кубковая с «Шахтером», показала, что мы хорошо готовы, двигались, создавали моменты, но минимально уступили, пропустив в самой концовке. Ответный матч был в гостях, в каком-то поселке, на поле, совершенно непригодном для футбола. И мы снова проиграли со счетом 1:0. Потом эти разочарования, неудачи стали наслаиваться, и в один прекрасный момент Юрий Чиж сказал: «Вот две игры – надо брать шесть очков». Матч в Гродно мы выиграли, а вот «МТЗ-Рипо», в День Победы, проиграли – 1:3. Наверное, это одно из самых горьких поражений в моей карьере. И больше разговоров с руководством у меня не было. На пресс-конференции я объявил о том, что подаю в отставку.
Но хочу дать совет молодым тренерам. Никогда нельзя уходить из хорошей команды. А «Динамо» было именно хорошей командой. Так вот, ни в коем случае нельзя ее бросать. Не из-за денег, не поддаваться никаким эмоциям. И в этом отношении, возможно, я погорячился тогда. И даже спустя 10 лет я так считаю. А, с другой стороны, болезненно клуб реагировал на наши поражения, и пошло вторжение на мою территорию. У каждого тренера она есть – футбольное поле, раздевалка. И если на эту территорию вторгаются, надо уходить.

— С Юрием Чижом у вас случился конфликт – из-за перевода нескольких игроков в дубль.

— Да, это и есть вторжение на мою территорию. Мне стали указывать, кого ставить, кого не выпускать, кого переводить в дубль.

— Есть информация о том, что еще до игры с «МТЗ-Рипо» вы сами сомневались, что продолжите карьеру в «Динамо».

— Я думаю, что если бы выиграли этот поединок, то продолжил бы. Тем более там был трехнедельный перерыв, связанный с играми сборных. А, может, у меня уже был билет домой. Наверное, вы об этом говорите. Готовился улететь домой или в краткосрочный отпуск, или насовсем.

— Насколько долго вы занимались анализом того, почему не удался старт чемпионата?

— Проанализировал и забыл, как должен делать любой профессиональный тренер. Много времени это не заняло.

— При вас в «Динамо» играл и Александр Хацкевич.

— Пришел в 2005 году, потом уезжал в «Ростов», вернулся. Возглавил команду, а после него ей руководил Алексей Петрушин. И вот вам показатель того, что в 2006 году собрался действительно сильный коллектив: лишь в последнем туре упустили шансы завоевать золотые медали, не взяв «Брестскую крепость».

— Говорят, что Хацкевича в «Динамо» целенаправленно готовили к работе тренером.

— Возможно. У меня был с ним разговор на эту тему. Ясно, что ни один тренер не вечен. И если кого-то видят главным в «Динамо», то так тому и быть. Я очень уважительно отношусь к Александру Хацкевичу, поддерживаю с ним контакт. Вообще, с немногими белорусскими тренерами общаюсь до сих пор. А вот с Кучуком, Хацкевичем, Криушенко у нас, можно сказать, дружеские отношения.

— Хацкевич успел поруководить сборной Беларуси. Как считаете, почему ему не удалось с ней добиться успеха?

— Сняли с полдистанции. Мое мнение – это хороший специалист. И у Хацкевича все получится, у него все для этого есть. Более того, он очень хорошо работал в системе «Динамо-Киев», руководя второй командой. Сейчас много футболистов, прошедших его школу, играют в основном составе «Динамо».

— Вы вспоминали о Кучуке, которого также сватали в сборную Беларуси.

— Это фанат до мозга костей. Если с тем же Юрой Максимовым, с которым мы работали в минском «Динамо», встречаемся, то о футболе говорим в последнюю очередь, а с Кучуком кроме темы футбола не бывает других. Он живет день и ночь им. Один из немногих людей, с которым интересно говорить о футболе.

— Он бы смог поставить сборную Беларуси на ноги?

— Может, некорректное сравнение, но он бы даже инвалидов на ноги поставил.

— Вам никогда не предлагали возглавить сборную?

— Нет. Я работал ассистентом молодежной и юношеской сборной Украины. Амбиции? В силу возраста уже больших амбиций на этот счет нет.

— После «Динамо», не считая чемпионства во Второй лиге Украины с «Десной», высоких достижений у вас не было.

— Да, падал все ниже и ниже. Парашют долго не раскрывался, потом все-таки приземлился, встал и пошел дальше. И сейчас, наверное, на середине пути.

— «Динамо» можно считать пиком вашей тренерской карьеры?

— Я думаю, пик впереди. Я только на середине пути.

— Интересно, что после вас ни один тренер с «Динамо» не участвовал в Лиге чемпионов.

— Да, к сожалению. На тот момент БАТЭ только становился грандом, а почему сейчас не удается минчанам сместить борисовчан с первого места, не знаю. Я же провел в том еврокубке только два матча – с «Анортосисом». Какие воспоминания о тех поединках? Имели преимущество, но не реализовали свои многочисленные моменты, не забили. Пропустили дома нелепый гол. Так что не совсем радостные воспоминания, связанные с Лигой чемпионов.

— Какие у вас были взаимоотношения с фанатами команды?

— С динамовскими очень хорошие, они меня всегда поддерживали. Во всяком случае ничего оскорбительного не припомню. И тогда это была одна команда: футболисты и фанаты.

— На одном из форумов наткнулся на следующее высказывание: «Рябоконь – это даже не очередное волюнтаристская инициатива Чижа».

— Каждый человек имеет право на свое мнение. Тем более непонятно, кто это написал. Возможно, кто-то из «недругов», которых, как я сказал в начале интервью, предпочитаю вычеркивать из своей жизни.

— А вот Юрий Чиж иного мнения: «Немногословен. Предпочитает говорить кратко. Лаконичность – сестра таланта».

— Не люблю я витиеватых разговоров, долгих рассуждений. Люблю четкость и прямоту.

— Но, по-моему, услышать от человека, который меняет тренеров раз в год, о том, что ты талантливый специалист, дорогого стоит.

— Я такого не слышал, если честно. Но если это действительно так, то спасибо ему на добром слове.

— Когда сейчас вспоминаете «Динамо», не екает ничего внутри?

— Давайте другой вопрос (смеется). Много времени прошло, наверное, все отъекало внутри. Тем более осталось больше хороших впечатлений. Обиды пишем на песке, а радости гравируем на камне.

— «Десну» вы возглавили третий раз. А второй этап в «Динамо» возможен?

— Существует правило трех «Н» ­– Нет Ничего Невозможного. Но в данном случае оно не работает.

— Насколько вас сейчас волнует и интересует судьба этого клуба?

— Судьба «Динамо» интересует, а волнует судьба «Десны» – клуба, за результаты которого я отвечаю. Но всегда буду с гордостью говорить, что работал в минском «Динамо».

Фото: пресс-служба «Динамо-Минск», fc-poltava.at.ua

Поделиться:

Комментарии:

или

.
9 февраля 2017 г. 20:22:52 #

Хорошее интервью.


Ответить
Новости
  • Все
  • Важное
  • Мои новости
Показаны все новости
10/6427
Вперед >