Владимир Мачульский: «Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек»

 Дмитрий Руто,

30 Март 2017 в 18:31

Новость:  Хорошая  |  Плохая Текущий рейтинг: 10

Владимира Мачульского многие до недавнего времени знали как президента официального клуба болельщиков мадридского «Реала» в Беларуси. Но с нынешнего сезона жизнь этого человека связана с еще одним клубом – брестским «Динамо». И без Владимира не обходится ни одна тренировка и игра. В интервью Offside.by переводчик команды рассказал об особенностях своей работы, взаимоотношениях с иностранцами, а также роли посредника между Владимиром Журавелем и легионерами «Динамо».

Несколько лет назад ты говорил, что чемпионат Беларуси тебе неинтересен, ты за ним не следишь. Сейчас же работаешь в одном из самых амбициозных клубов страны. Мог ли предположить такие изменения?

— На самом деле, в прошлом году произошло очень много перемен в моей карьере. Все было довольно быстро и спонтанно. Честно говоря, не собирался, но пообщавшись с Максимом Краснобаевым, поменял свое мнение. Он рассказал об интересном проекте, планах на ближайшее будущее, и я в итоге согласился.

Что знал о «Динамо-Брест» до этого?

— Что это крепкий середняк, который имеет хорошую поддержку болельщиков. В курсе был, что минское «Динамо» играло в Бресте в рамках квалификации Лиги Европы. На этом, пожалуй, все.

Когда тебя приглашали в Брест, не смущало, что это другой город, много времени придется проводить вне дома, вне столицы?

— Заинтересовал сам проект. И когда начинается что-то новое, вливаешься в это, тогда обычно нет времени скучать. Тем более если работа нравится. К тому же до этого у меня был опыт работы в Новополоцке, пусть и не в футбольной сфере. Оттуда ездить действительно тяжело, а вот коммуникация Минска с Брестом довольно хорошая.

Думал ли ты еще полгода назад, что свяжешь свою жизнь с белорусским футболом настолько плотно?

— Честно, хотелось поработать в АБФФ, потому что были интересны международные проекты. Этим, кстати, и заинтересовало «Динамо», ведь это тоже, по сути, международный проект. Тут хотят сделать многое. Увидим, как все пойдет, но люди для достижения поставленных целей прилагают все усилия. В АБФФ попасть сложно, а для ознакомления с белорусским футболом изнутри, амбициозная команда, стремящаяся заявить о себе на европейском уровне, – это наилучший вариант.

Опыт работы со спортсменами на международных соревнованиях у тебя богатый. Расскажи, где и когда трудился, на каких турнирах?

— Все началось буквально с совпадения. Вернулся из отпуска в сентябре 2014 года, когда БАТЭ играл в Лиге чемпионов с «Атлетиком». Мой друг, которой, к слову, теперь тоже работает в «Динамо», позвонил и сказал, что нужен человек, который будет работать с испанскими СМИ. Договорился о сотрудничестве с представителями агентства, которое занималось организацией приема делегации «Атлетика». От них услышал, что БАТЭ искал переводчика на пресс-конференцию, но, вроде как, кого-то уже нашли из иняза. Позвонил декану испанского факультета и говорю: «Михаил Иванович, вы же знаете, что лучше меня футбольную тематику не переведет никто». На что получил ответ, что так как я не выпускник этого университета, меня рекомендовать не могут, но он скажет, чтобы меня имели в виду. В итоге пообщался с Андреем Вашкевичем из борисовского клуба и начал готовиться к первому опыту работы на пресс-конференциях.
Следующим опытом работы был товарищеский матч сборных Беларуси и Мексики.

И так удачно сложилось, что после этого испанские дружины постоянно попадались белорусским. Сборная Испании в квалификации чемпионата Европы, «Порто» во главе с Лопетеги, «Барселона» и первый опыт в Лиге Европы, когда приезжал «Вильярреал». В прошлом году получил хороший опыт на чемпионате Европы среди девушек до 17 лет, который проходил в Беларуси, сопровождая испанскую команду. После окончания чемпионата на меня вышли из оргкомитета «Россия-2018», который занимается организацией Кубка Конфедераций и чемпионата мира в России. Прошел несколько собеседований в течение полугода и получил предложение о работе в должности менеджера по сопровождению команд. Буду работать со сборной Мексики.

Но в твоей практике не только футбол?

— Конечно, был опыт работы на чемпионате мира по гребле на байдарках и каноэ, чемпионат мира по футзалу, гран-при Минска по велотреку. Всегда интересно сравнить уровень организации турниров, подход к работе. И это тоже огромный опыт. Но, как я уже сказал, первый мой шаг – это все-таки футбол, Лига чемпионов.

Что такое работа переводчика на матчах турнира?

— Что касается пресс-конференций, то в первый раз было небольшое волнение. Переводил Эрнесто Вальверде и Муньаина перед матчем БАТЭ – «Атлетик». Ответ футболиста длился минуты полторы, а мой перевод – секунд 15. И когда задавали второй вопрос, Муньианин наклонился ко мне и говорит: «Ты сократил мой ответ». Я ему отвечаю: «Я знаю, просто очень волнуюсь». Но через пару вопросов волнение прошло и все пошло как по накатанной. Сначала делал очень много пометок для себя, сейчас же только имена, фамилии и еще какие-то данные, остальное держишь в голове. Перед работой с командами я стараюсь подготовиться. В каком плане? Смотрю, кто с кем играет, какие футболисты приедут, как команды выступают во внутреннем чемпионате. И даже как-то был удостоен комплимента по этому поводу. Когда переводил послематчевую пресс-конференцию тренера «Атлетика» из Бильбао, он говорил о том, что их ожидает сложный матч после игры в Борисове, а я добавил от себя, что следующий поединок команда проведет с мадридским «Реалом», поэтому были такие изменения в составе на матч с БАТЭ. И за это уточнение получил приятный комплимент от Сергея Юрьевича Новикова, что было очень приятно.

Какие ты языки знаешь?

— Испанский в совершенстве и английский на разговором уровне.

Когда ты учил испанский, он был не таким уж и перспективным языком.

— Если честно, я его особо и не учил в детстве. Просто в свое время совершенно случайно попал в испанскую семью, оттуда и взялась любовь к футболу и «Реалу». В этом году уже 20 лет, как я туда езжу. Перед участием в Олимпиаде по испанскому языку усиленно занимался грамматикой. Да, перспектив с испанским языком у нас в стране не было, да и сейчас их особо нет. Мы видим, что развиваются отношения с латиноамериканскими странами, открывается посольство Беларуси в Мадриде, но это пока совершенно не меняет ситуацию.

Твоя работа ограничена только спортом?

— Нет. Работал переводчиком авторского надзора над строительством комплекса на «Нафтане», на церемонии открытия центра по утилизации противопехотных мин в Речице. Первым продолжительным опытом работы в спорте была компания «Instat», которая занималась футбольной аналитикой. Там удалось пообщаться с представителями многих футбольных клубов со всего мира. Поработав в этой сфере, я понял, что это мое и я хочу связать свою жизнь со спортом.

Ты вспоминал историю с укороченным ответом Муньяина. Это было самое серьезное замечание со стороны спортсмена в твоей карьере?

— Пожалуй, да. Да и то футболист спокойно отнесся к этому моменту. Вообще, та пресс-конференция в принципе получилась довольно веселая. Когда я подошел познакомиться с Вальверде, он меня приобнял и сказал: «Ну что? Волнуешься? Не волнуйся, все будет хорошо». И после он мне рассказал историю. Как-то «Атлетик» играл с «Бенфикой», на пресс-конференции переводчиком работала местная девушка. Тренер тоже к ней подошел, узнал как дела, постарался успокоить. Начинается пресс-конференция, девушка переводит первый вопрос и первый ответ, вроде, все хорошо. Но после второго вопроса она неожиданно встает, говорит, что очень нервничает, и уходит. Представляю шок руководителя пресс-службы португальского клуба. Благо, второй тренер «Бенфики», который присутствовал в зале, знал испанский, поэтому сел на место переводчика. Так что в этой профессии главное всегда быть спокойным.

Учитывая, что ты президент официального клуба болельщиков мадридского «Реала», мечтаешь поработать на пресс-конференции этого клуба?

— До того, как началась моя карьера, мечтал, конечно. Но сейчас понимаю, что это вполне реально. Поработать в мадридском «Реале» также было раньше мечтой. Но сейчас даже и не знаю, тянет меня туда или нет. Ведь, работая в клубе, узнаешь много того, что неизвестно широкой публике, и бывает, что это не самые приятные вещи. И не хотелось бы, чтобы любовь к клубу из-за этого угасла.

Ты работал и с футболистами, и с гребцами, и с футзалистами. Есть у них отличия в поведении, в отношении к переводчикам?

— Нет, потому что я работаю с испаноговорящими спортсменами, а они, в принципе, все одинаковые. Очень радушные, улыбчивые, открытые. Тем не менее, тот же Касильяс держит тебя на дистанции, Чичарито всегда спокойный, открытый. С футболистами «Атлетика» вместе фотографировались, что-то обсуждали, смеялись. Самый веселый случай был, когда мы ездили на ЦСКА – «Реал». В Москве была встреча с руководством мадридского клуба. Стоим общаемся с Эмилио Бутрагеньо, и он говорит: «Слушай, так холодно здесь. Пришлось пойти себе купить термоноски». И дальше продолжили общение. А когда попрощались, пришло осознание, что легенда «Реала», один из лучших испанских игроков XX века запросто с тобой говорит про какие-то носки, жалуется на холод. Так что все звезды – такие же люди, как и мы. Просто ведут себя по-разному.

Бывало ли такое, что ты думал, будто спортсмен открытый и общительный, а на самом деле он – полная противоположность твоим представлениям?

— С такими не работал, если честно. Но, что можно отметить, когда ты работаешь с представителями таких клубов, ты видишь реальный уровень профессионализма и подхода к работе. Когда работал на чемпионате Европы среди девушек в Минске, в испанской сборной тренером по вратарям был Карлос Санчес, который в эпоху Зидана, Рауля и других звезд был третьим голкипером «Реала». То есть он играл на самым высоком уровне. У меня есть майка по случаю 700-го матча Рауля с автографами игроков «Реала», и я попросил Карлоса также поставить свою подпись. На что он мне отвечает: «Я не могу здесь расписаться. Тут же легенды. Да, играл с ними, но все равно не могу». Вот такой он человек.

В «Динамо-Брест» работа переводчика ограничивается пределами клуба или, когда возвращаешься домой, знаешь, что в любой момент могут позвонить игроки, например?

— На самом деле в клубе работа устроена по графику 24/7, как со сборными, которые сопровождал. Можно сказать, я фактически администратор, сочетаю в себе функции переводчика, организатора и психолога. И я работаю не только с футболистами, но и с иностранными тренерами, которые есть в команде. Нужно помочь им организовать тренировку, что-то привезти, что-то отдать, о чем-то договориться. Изначально казалось, что придется лишь переводить, на тренировках и во время матчей, а на самом деле делаешь все, чтобы испаноговорящим тренерам и футболистами было комфортно жить и работать.

В Брест в это межсезонье постоянно прибывали новые легионеры. Какие мысли у тебя при этом были: то, что будет валом работы, или что это плюс, так как появится дополнительная практика?

— Я в основном работаю с испаноговорящими, и был очень рад, когда подписали Борху Докаля, так как, постоянно общаясь с ним, не буду терять испанский акцент. Потому что в команде уже были два аргентинца, которые говорят на своем наречии испанского языка, и еще есть тренер по вратарям Кристиан Патру, румын, который 17 лет живет в Альмерии, на юге Испании, где акцент также отличается от кастильского.

Давай тогда пройдемся по легионерам, с которыми ты работаешь. Как с ними трудиться, какие особенности и, может быть, случались уже курьезные ситуации.

— Начнем с тренера по вратарям Кристиана Патру. С ним работать интересно, потому что у него есть опыт работы в арабских странах, о чем любит часто рассказывать. Забавно, что с его агентом у меня есть общий друг. Мир тесен, конечно.
Если говорить о Фернандо Кабалейро, тренере по физподготовке, то он абсолютная противоположность своему тезке – Торресу. Легкий, улыбчивый, очень душевный человек. И по его лицу сразу понятно его настроение. Как только Фернандо делает то, что ему нравится, он сразу же расплывается в улыбке.

Что касается футболистов, то по Леандро Торресу не всегда поймешь, что у него на уме, какое настроение. Он в одно мгновение может улыбаться, а через пару секунд уже сосредоточенно смотреть на тебя. Про него есть интересная история, как он начинал свою карьеру. Играл за юношеские команды, за дубль. Потом позвали в основную команду, но у Леандро денег на проезд не было. Он собрал походный рюкзак, куда положил все, что у него было для тренировок. Просто не знал, что нужно нести. А так как не было денег на проезд, вышел из дома за четыре часа до начала тренировки, пошел пешком с надеждой, что кто-то из игроков его подхватит и довезет. Шел, все ехали мимо. Когда понял, что уже не успевает, начал бежать. В итоге прибежал на тренировку, опоздал, тренер спрашивает, почему не успел. Леандро объяснил, что не было денег на проезд, поэтому пришлось идти пешком. Никто не подобрал. Один из игроков основного состава говорит: «Откуда мне было знать, что это наш игрок. Вижу, что идет какой-то парень с огромным рюкзаком». Но все в итоге сложилось хорошо у Леандро. Играл он в сборной Аргентины U-17, отвоевав место в основе у Ди Марии.
И четвертый человек, с которым я работаю в Бресте, это Борха Докаль. Он, кстати, двоюродный брат Серхио Каналеса, который играл за «Валенсию», «Реал», «Расинг». И сам Борха выступал в составе «Расинга», должен был дебютировать за первую команду на «Бернабеу», но остался на скамейке запасных. У него тоже хватает интересных историй. Бенитес тренировал «Реал», и в очередном матче, когда команда проигрывала, Борха написал в твиттере: «Нам надо побеждать, Бенитес!» И это будучи игроком «Расинга». Посыпались упреки, оскорбления. Но в следующие выходные он вышел на поле, отыграл очень хорошо. После этого люди, оскорблявшие его, подходили и извинялись.

Как тебя приняли иностранные футболисты?

— Хорошо, как и каждого англо- или испаноговорящего, тем более я здесь, чтобы помогать им. Ведь нужно понимать, что им в Беларуси довольно непросто. Они далеко от семьи, в стране с другим менталитетом. Поэтому в том числе и я стараюсь создать все условия, чтобы им здесь было комфортно. Частенько вместе ужинаем, гуляем по городу, ходим за покупками. После того, как они акклиматизируются, учу нужным словам в работе и быту, как самим вызвать такси.

Может быть, какие-то моменты их удивили в приятном или негативном плане в Бресте?

— Могу сказать только про Докаля, потому что он приехал уже при мне. Что его шокировало? Об этом говорили многие испанцы, но он отметил еще раз. Говорит: «В Испании, когда подметают улицы, используют совки с высокой ручкой, чтобы не надо было наклоняться. В Беларуси же ручка короткая. Бедные женщины – они же спины поломают». Пришлось ему объяснять, что для Беларуси это норма.

 — А что касается отношения брестчан к легионерам?

— Жители города к ним относятся хорошо. Но между Минском и Брестом все равно ощущается разница. Так как в столице бывает больше иностранцев, там их наличие не так сильно удивляет. Минчане не очень пугаются вопросов от иностранцев. В Бресте же можно встретить взгляд непонимания, иногда даже шок. Но есть и веселые истории. Помню, как-то сидели в кафе с игроками, зашел отец с маленьким сыном. Папа спрашивает у мальчика, кто это, показывая на нас. Тот отвечает: «Это «Динамо-Брест». А это? – указывая на Малерба. «А это Жора».

Русское имя только у Малерба?

— Да, пока только вратарю досталось в этом плане.

Тебе приходится работать вплотную не только с игроками, но и с тренерским штабом.

— Да. И честно говоря, до работы в «Динамо» о Владимире Журавеле слышал, но особо за его работой не следил. А потом, когда познакомились, он на меня произвел очень приятное впечатление. Видно, что профессионал, интеллигентный человек, с харизмой. И учитывая то, что иностранцы работают в том числе и в тренерском штабе, я каждый день нахожусь в их окружении. Нужно всегда быть рядом с ними, чтобы быть в курсе изменений и вовремя сообщить нужную информацию легионерам. Футболисты, кстати, Владимира Ивановича называют мистер. Он уже к этому привык.

Во время матча все так же, как и на тренировках?

— Да, два переводчика находятся на скамейке запасных. И когда на поле готовится выйти легионер, с помощью переводчиков до него доносится то, что от него хочет тренер. Владимир Иванович объясняет что-то, я перевожу. Но когда игрок выходит на поле, бывает, что через какое-то время теряет позицию, ошибается или бежит не туда. И ты задумываешься, правильно ли была донесена мысль тренера, ведь изначально установка выполнялась.

Иностранцы просят тебя научить их русскому языку?

— Все по-разному. Больше всех хочет выучить Жереми. Для взаимопонимания в команде, для комфортной работы. Был приятно удивлен, как говорит Торрес. Очень хорошо. Кабалейро пока подтягивает английский.

Какие первые русские слова они узнали?

— Как обычно: спасибо (правда, они постоянно говорят «эспасиба»), привет, до свидания. То есть те, которые помогут им в общении.

Что касается нецензурных?

— А как без них? Футбол – спорт эмоциональный. При том, что не ты ребят этому учишь, а они где-то услышат, а потом у меня спрашивают, что это означает. Они видят по экспрессии, по эмоциям, что это ругательство, но все равно его не понимают. Поэтому и учатся. Есть же слова, которые при разной интонации могут обозначать совершенно противоположное. В таких случаях легионеры в первую очередь обращают внимание на эмоции.

Сталкивался в переводческой практике с расизмом?

— Нет, ни в футболе, ни в других видах спорта. В этом плане мне повезло.

Ты знаешь, кем работал Жозе Моуриньо до того, как стать тренером?

— Конечно. И я начал карьеру переводчика на три года раньше него.

В «Барселоне» он переводил главного тренера, добавлял от себя что-то и даже давал свои установки на тренировки и матчи. Ты в этом плане похож на Жозе?

— Сложно загадывать, что будет в этой жизни, но не вижу себя в роли тренера. Мне больше нравится организационная работа, больше менеджмент привлекает. Да, можно перевести немного не так, как сказал тренер, но главное, чтобы игрок понял то, что от него хотят. Меняй слова, строй по-другому предложения, но смысл должен быть верным.

Журавель предъявлял тебе когда-нибудь в этом плане претензии?

— Пока нет. Но сезон впереди, все может быть.

На твоей странице в соцсети написано: «Жизнь протекает между одним матчем «Реала» и другим». Ты можешь так же сказать о «Динамо-Брест»?

— Сложно, потому что Мадридом я реально живу. Брест в данном случае – это моя работа. Но от нее я получаю огромное удовольствие, потому что занят в той сфере, которая реально мне нравится. Симпатия к «Динамо» есть, безусловно, переживаю за результат, как и каждый в этом клубе.

Представим гипотетически такую ситуацию: брестчане играют с мадридским «Реалом», ты сидишь на скамейке запасных «Динамо». За кого ты будешь болеть и тяжело ли тебе будет скрыть свои эмоции?

— В любом случае нужно оставаться профессионалом. Иногда свое мнение, а тем более в переводческой деятельности, нужно засунуть подальше. Я понимаю, что результат будет нужнее «Динамо», и поэтому буду делать все для того, чтобы помочь команде в этом.

Работа у тебя интересная, захватывающая. И, естественно, ты всем и каждому можешь сказать: «Учите иностранные языки»?

— Безусловно. Не так давно прочитал такую фразу: «Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек». Очень хорошее выражение. Изучая язык, ты изучаешь культуру другой страны, начинаешь смотреть на вещи по-разному. Зная тот же английский, например, ты не пропадешь ни в одной стране и ни в одной компании. Иностранные языки открыли мне очень много дорог, сделали много значимого в моей жизни. И сейчас я стал частью «Динамо-Брест».

Фото: из личного архива Владимира Мачульского

Упомянуты: Динамо-Брест
Поделиться:

Комментарии:

или

30 марта 2017 г. 20:05:47 #

Отличный материал!
Интересно было почитать про внутреннюю кухню клуба.


Ответить
.
3 апреля 2017 г. 12:54:19 #

Интересных собеседников находите, молодцы!


Ответить
3 апреля 2017 г. 20:18:33 #

Поздравляю, Президент, добился :)


Ответить
4 апреля 2017 г. 12:50:36 #

Спасибо, Волкио!)


Ответить
8 апреля 2017 г. 5:23:22 #

Не такой он хороший и порядочный как описывают его тут! Без выгоды палец о палец не стукнет!


Ответить
Новости
  • Все
  • Важное
  • Мои новости
Показаны все новости
10/6448
Вперед >