Анатолий Алейников: «Всегда поражался уравновешенности Сергея»

 Дмитрий Руто,

08 Июнь 2017 в 14:19

Новость:  Хорошая  |  Плохая Текущий рейтинг: 4

Сергей Алейников давно живет в Италии, однако связи с родиной не теряет. Он в постоянном контакте с родственниками, коллегами, а в конце мая при его содействии в Минске прошел кэмп «Ювентуса». Для Анатолия Алейникова это хорошая возможность встретиться и обняться с братом. Специально для «Большого футбола» он поностальгировал и помог понять, каким образом простой минский парень из многодетной семьи стал легендой нашего футбола.

Детство

В семье Алейниковых четыре брата. Можно назвать вас бандой?

— Скорее всего, нет. Потому что со старшим братом, Владимиром, у меня разница 20 лет. Средний, Саша, занимался в «Трудовых резервах» у Тарасова. Помню, ходили на стадион, который в то время находился за Дворцом спорта. Чтобы дойти туда с нашей улицы Куйбышева, нужно было преодолеть навесной мост через Свислочь. Он так шатался! Мне всегда было страшно по нему идти, думал, что провалюсь.

А Сергея я младше на восемь лет. Получалось, что из братьев как-то я больше с ним общался, во дворе вместе играли в футбол. Продолжали это делать практически до того момента, как он попал в дубль минского «Динамо».

В этом возрасте многие мнят себя великими футболистами. У вас такое было?

— Мы мнили себя и футболистами, и хоккеистами. Зимой ходили в домоуправление всем двором, брали там хоккейные борта, на санках привозили их во двор, сами устанавливали. С первого этажа дома тянули шланг на коробку, заливали лед и играли в хоккей. Выпадал снег – переходили на футбол.
Интересная форма была у голкиперов: валенки, несколько теплых штанов, куртка. В таком виде они защищали импровизированные ворота. А у наших знакомых Хмелевских в подвале была целая мастерская по набиванию номеров на майки. Можно было нанести кленовые листья. Краска была такая, что, когда высыхала, майка даже не сгибалась. Но мы одевались и представляли себя хоккеистами сборной Канады. В футболе же нашими кумирами были Пеле, Блохин. А Сергей, по-моему, никогда никому не подражал.

Кто был инициатором походов во двор?

— Сам двор и был инициатором. Раньше все жили примерно одинаково, богатых и бедных не было. Много времени мы проводили на улице, поскольку других развлечений особо и не было. И мы с Сергеем постоянно вместе ходили. Только у него в команде были ребята постарше, у меня же, естественно, чуть помоложе. Хотя часто вместе играли как пацаны, так и взрослые дядьки.
Суббота и воскресенье были днями трезвости. Район у нас был неспокойный, но в эти дни никто не пил, потому что проходили футбольные матчи. Но играли мы не во дворе, который называли «монеткой», а в сквере Марата Казея. Там была огороженная площадка с песком и камнями. В этом месте и проходили футбольные баталии на протяжении многих лет.

С мячом не спали?

— Спали! Раньше же мяч был очень дорогим. Тренер иногда давал его мне и Сергею домой. Как-то брат принес новый мяч – и я без него не засыпал. Мама ругалась, конечно, но ничего поделать не могла.
Похожее отношение было и к бутсам. Первую пару принес домой в коробке и долго думал, куда их деть. В итоге поставил в сервант к хрустальным рюмкам! Сидел и любовался ими. Потом ставил бутсы на подоконник, чтобы все могли посмотреть. Мне очень хотелось похвастаться, что наконец-то получил в СДЮШОР столь важный элемент экипировки.

Вы говорили, что уже во дворе Сергей Алейников выделялся среди остальных ребят. По этому поводу он не задирал нос?

— Он сам по себе не такой. У Сергея есть своя харизма, свой характер, свои убеждения. И эта упертость помогла ему в футболе. Может, где-то в жизни это не всегда играло положительную роль, но вот в спорте внутренний стержень был необходим.

В 15-16 лет можно было сказать, что из него вырастет такой футболист?

— Нет. Я посещал тренировки футболистов 1961 года рождения, и там были намного более интересные парни. Им обещали большие перспективы, их называли вторыми Пеле и Марадонами. Но по различным причинам ребята ушли из футбола, пошли по другим дорогам. А Сергей планомерно двигался к своей цели и не распылялся.

Как удавалось совмещать учебу и футбол?

— У меня практически не совмещалось. До восьмого класса пытался учиться, оценки были более-менее. А потом, грубо говоря, забил. А вот Сергей был старательным в школе, только предметы учил выборочно. В те, которые его не цепляли, просто не вникал. Мне, допустим, были интересны русский язык и литература, ему – химия. Брат не был отличником, но хорошистом оставался всегда.

Вы как-то рассказывали, что ваши родители особо не приветствовали занятия футболом.

— Какое-то время они вообще не знали, что Сергей тренируется. Как так получилось? Из нашего двора можно было пойти направо и попасть в «Трудовые резервы». Если пойти налево, то окажешься в парке Горького, в СДЮШОР-5. И они с ребятами его возраста разделились: одни отправились налево, вторые – направо. Сергей ничего не сказал родителям, сам пошел и записался в СДЮШОР.

И как объяснял родителям, где пропадает?

— Просто говорил, что ушел на тренировку в парк Горького. Родители все время были заняты, времени на отдых и на нас не всегда было много.

Приходилось ли тратиться на футбол?

— Нам выдавали трико, мастерку, два комплекта маек, трусы, гетры. Бутсы начали выдавать лет в 14-15, а до этого бегали и играли в кедах. Некоторые покупали обувь на вырост и гоняли в кедах, как в лаптях.

Отрочество и юность

Какими глазами вы смотрели на действующих футболистов по телевизору или на стадионе?

— Саша и Сергей смотрели все футбольное, что показывали по ящику в то время. Ну и я с ними садился. Но когда приходил папа, он переключал на очередной съезд КПСС или речь Брежнева, и на этом наш футбол заканчивался. Отец начал интересоваться спортом, только когда Сергей попал в основной состав минского «Динамо». Тогда уже он стал заядлым болельщиком.
Я же многому учился благодаря увиденному по ТВ и на стадионе. Да и было у кого перенять игровое мастерство. Посмотрев тренировки минского «Динамо», пытались потом повторить движения и технику Пудышева, Прокопенко. На своих занятиях старались понять, как это происходит. Большое дело, когда перед глазами есть такие примеры.

В каком возрасте пришло четкое осознание, что футбол нужно ставить на профессиональные рельсы?

— Все в один голос твердили: «Что это за профессия такая – футболист?» Даже классный руководитель Сергея приходила к родителям и говорила: «Вы понимаете, что ему надо учиться? Разве он прокормит этим футболом семью?» Вот такие понятия были. Мама понимающе качала головой… Но в итоге видите, как все вышло. Да и не было такого понятия в СССР – «профессиональный футболист». Все где-то работали, числились на заводах. Сергей до того, как пришел в «Динамо», трудился на «Горизонте», сидел на конвейере и паял микросхемы, что-то красил. И за команду этого завода, кстати, играл в первенстве Беларуси по хоккею с мячом и занял третье место. Сергей до сих пор довольно неплохо на коньках катается.

И все равно он выбрал футбол.

— Так мы долго и не знали, куда пойти. Сергей работал-работал, а потом решил поступать в Институт физкультуры на кафедру футбола и хоккея. Там создали команду «Буревестник», в которой подобрались неплохие ребята. Они выиграли Кубок БССР, одолев в финале «Бобруйск» на стадионе «Орбита». Сергей также отличился. Тогда собрались полные трибуны, были Малофеев, Савостиков, Арзамасцев – все видные деятели белорусского футбола. После той игры Сергея и взяли в дубль «Динамо».

Как прошел вечер дома после такого приглашения?

— А никто и не знал! Брат никому ничего не сказал. На следующий день он просто объявил, что поехал на тренировку. И не было никаких празднований и поздравлений.

Каким было отношение братьев к Сергею, который попал в «Динамо»?

— Конечно, все радовались. Всем было приятно, что брат оказался в таком клубе, пусть пока и в дубле. Даже во вторую команду попадали лучшие из лучших. Да и задержался он там ненадолго – уже через два месяца перевели в основу.
У Сергея ведь аналитический склад ума. И он все делал вовремя и четко. Знал, когда сыграть на опережение, когда тормознуть, когда ускориться. Не так, как нынешние футболисты – бегут и пытаются успеть везде, распыляются. Плюс у него все было в порядке с психологией. Как-то я спросил у Сергея, волнуется ли он перед играми. Он ответил, что иногда бывает предстартовый мандраж, но не более. Помню, в раздевалке Эдуард Васильевич Малофеев в своей эмоциональной манере настраивал ребят, кричал, а Сергей сидел спокойно и шнуровал бутсы. Я просто удивлялся его уравновешенности.

Помню, однажды «Буревестник» играл в каком-то финале. Сергей готовился к матчу, но в итоге провел его на лавке. Когда началось награждение, он не сдержался: «Пусть идут сами получают, мне не надо». Он считал, что мог сыграть, но не понимал, почему не выпустили. Однако это единичный пример.
Хотя после проигрышей команды к нему лучше было не подходить. В 87-м минское «Динамо» играло с киевским в финале Кубка СССР в «Лужниках». Я в это время лежал в московской больнице со сложным переломом. Все вокруг болели за минчан, меня на каталке вывезли к телевизору. Костыли под ногу – и смотрю. После игры ко мне приехал Сергей. Думал, сразу спросит, как у меня дела, как нога. А он заходит: «Давай быстрее собирайся, у нас нет времени». И всю дорогу до вокзала молчал потом. Действительно, выигрывать 3:1, а в итоге по пенальти проиграть…
А после выигрышей у него не было никакой эйфории, Сергей спокойно воспринимал любую победу. Скорее всего, это из-за склада характера и понимания, что нельзя расслабляться. Он считал, что нужно работать дальше, идти вперед. Некоторые могли после игры пропасть дня на три-четыре, а у Сергея все было четко и правильно.

Ваш брат не оказывался под влиянием тех, кто пропадал?

— Юрий Алексеевич Пудышев как-то говорил, что Сергея пару раз брали в свои компании, но брат всегда мог вовремя остановиться. Может, брак повлиял. Когда Сергей женился, он стал больше времени уделять семье, супруге. Он был режимщиком, который в плане отдыха далек от того, что предпочитают некоторые спортсмены. Таким он и остался. Сергей может выпить рюмочку или две, конечно, но не более того.

Взрослость

Сергей женился уже будучи известным спортсменом. Что такое свадьба звезды футбола?

— Это значит, что все родственники обязаны быть на свадьбе. Плюс, конечно, пришло много футболистов. Мероприятие прошло незаметно для общественности. Просто тогда такие события в прессе не освещались. Было больше сотни человек, это точно.

Что такое семья для Сергея Алейникова?

— Семья – это все. Знаю, что жена и дети для него всегда на первом месте. И поддержка с их стороны была постоянной. Супруга как жена декабриста. Куда Сергей, туда и она.

— 1982 год, чемпионство «Динамо». Что это значит для семьи Алейниковых и для Сергея в частности?

— Брат к этому событию отнесся абсолютно спокойно. Это родители готовились потом к походу на церемонию во Дворец спорта, выбирали одежду. Был настоящий праздник. Я туда не попал – банально не хватило пригласительного.
Хотя я, в отличие от Сергея, после чемпионства был просто в эйфории! Радовался и гордился, наверное, больше, чем брат. Как-то я тихонько взял медаль, понес в школу показать. Учительница пения чуть ли не кусала ее, чтобы понять, из чистого ли золота она сделана. Вся школа пришла посмотреть на награду.

После 1982 года на него, на вашу семью свалилась слава. Она была неким бременем или все же было приятно выходить на улицу?

— Мне было 13, и как подростку, конечно, было приятно. Может, я даже задирал нос, гордясь братом. А так во дворе все знали. У папы на работе был банкет. А в поведении Сергея абсолютно ничего не поменялось, по крайней мере внешне. Поклонницы? Может, и были, но я не видел, если честно. У подъезда никто не дежурил. А если кто-то просил автограф, Сергей никогда не отказывал. За счет коммуникабельности и открытости, в том числе со СМИ, ему и в Италии удалось завоевать такой авторитет.

Во времена выступления за «Динамо» у Сергея наверняка были неплохие деньги.

— О размере зарплат и премиальных никто толком не знал – такое время было. Да и сам Сергей не любил распространяться. Могу лишь сказать, что родителям он всегда финансово помогал. Даже в детстве, когда приходил из магазина, он клал сдачу и писал записку: «Мама, 5 копеек взял на леденцы».

Он прошел через все испытания и в итоге в 1989 году уехал в Италию.

— Да, никто и никогда не мог предположить, что он будет защищать цвета «Ювентуса». Может, и до 89 года Сергею поступали предложения из-за границы, но мне об этом неизвестно. Когда пришел запрос из Турина, все наши в первый момент испытали шок. А новость эту мы узнали из газеты «Физкультурник Белоруссии». Почему Сергей ничего не сказал? Может, не хотел спугнуть удачу. Но насколько я помню, сразу он поехал в «Дженоа». Там все переиграли, и Сергей попал в «Ювентус». Брат заключил контракт на три года. В нем было прописано, что в течение этого времени минское «Динамо» будет ездить на оплачиваемый сбор в Италию.

Родители не пытались отговорить от переезда в такую далекую страну?

— Это было бы бесполезно. Да и родители сами не понимали, что такое Италия. Когда к Сергею уезжали жена и сын, все родственники пришли провожать, были слезы. Создавалось ощущение, что тогда асфальт стал мокрым.

Не думали, что его переезд затянется на столь долгое время?

— Нет. Действительно, он ведь уже полжизни там прожил. Никто не думал, что Сергей станет, по большому счету, итальянцем во всех смыслах слова. У него уже европейский менталитет. Но во время приездов брата в Беларусь я вижу, что он остался прежним. Только теперь Сергей седой и коротко стриженный.

Сергей Алейников еще не принял итальянское гражданство?

— Нет, и паспорт у него белорусский. Он не видит смысла в смене гражданства.

Родственники не пытались вернуть его в Беларусь?

— Спрашивали, приедет ли он сюда жить. Пока, говорит, не планирует. Если бы было какое-нибудь достойное предложение от клуба или федерации, может, Сергей и приехал бы. Но пока в таком человеке и тренере, у которого есть все категории, в Беларуси никто не заинтересован.

Если подытоживать, успех Сергея – это труд или талант?

— Думаю, талант, помноженный на труд. У него всегда была целеустремленность, стержень. У Лобановского в сборной уж точно не посачкуешь. Чтобы туда попасть, труд должен быть на первом месте. Там пахали очень прилично. А в Сергее сошлись все самые лучшие качества, поэтому он и стал тем, кем стал.

Интервью опубликовано в журнале «Большой футбол» (май, 2017 г.).

Автор: Дмитрий Руто, Фото: Анатолий Редин

Упомянуты:
Поделиться:

Комментарии:

или

Новости
  • Все
  • Важное
  • Мои новости
Показаны все новости
10/6450
Вперед >