Артур Лесько: «Приходится порой менять люстры в квартире» | offside.by

Артур Лесько: «Приходится порой менять люстры в квартире»

 Александр Денисов,

30 Окт. 2013 в 12:56

Новость:  Хорошая  |  Плохая Текущий рейтинг: 16

Летом 2013 года некогда один из самых перспективных футболистов Беларуси перешел из «Слуцка» в «Гомель». Чемпион страны 2004 года – примерный семьянин, хороший футболист и просто добрый и отзывчивый парень. Без проблем согласился на встречу с корреспондентом offside.by, которая прошла в одном из гомельских кафе, и рассказал много чего интересного о своей карьере.

На нашу встречу Артур Лесько пришел сразу после ужина со своей командой.

«Бывает, воспитываю Хлебосолова в семейных делах»

Привет, только что с ужина. Правда на ужинах с командой я в основном употребляю салаты, а так меня постоянно кормит жена. Обижается, если не ужинаю вместе с семьёй. Готовит очень вкусно.

– Как вообще устроился в Гомеле? Какие впечатления о городе за этот небольшой промежуток времени?

Все хорошо. Семья переехала в Гомель. Ребята мои в школу пошли. Хороший город, но главное – это семья. Когда все родные рядом, то все хорошо.

– Как учатся?

Нормально…Девятки, десятки… (смеётся)

– Есть ли уже в Гомеле какие-нибудь любимые места отдыха?

В основном тренировка-дом-тренировка-дом. А так были в цирке, в кукольный театр планируем сходить. В парке пока был только один, без семьи. Вместе пока не удается.

–  С кем из парней гомельских больше всего общаетесь?

 С Геной Близнюком. Давно уже знакомы, и играли давно против друг друга. Гена такой же как и я семьянин. Семья его тоже в Гомеле живет. Я со своими ездил к нему в гости. Жены наши познакомились, так что, можно сказать, что дружим семьями. Мне ближе то, что он семейный человек, и на фоне этого у нас с ним много общего. А так со всеми хорошо общаюсь, команда у нас дружная.

– Ты родом из Баранович. Дима Хлебосолов свою карьеру начал именно в этом городе. Бывало такое, что вместе вспоминаете свой первый клуб?

 У Димы и сейчас жена живет в Барановичах, ездит туда он часто. Я же давненько там не был. Бывает, спрашиваю у Димы: «Как там мои Барановичи?». Разговариваем, бывает, с ним про семейную жизнь, воспитываю его в этом плане. Советуется иногда, стараюсь делиться опытом. Тем более у Димы тоже сын растет.

– Как считаешь, почему у Барановичей так плохи дела с футболом?

Загадка для меня. Когда я начинал свой футбольный путь, в городе очень любили футбол. На матчах собирались даже за забором, не говоря про полные трибуны, на которых было по три тысячи человек. Наверное, главная проблема в финансировании, нету людей, которым интересен футбол в Барановичах. Обидно до слёз…

– Как ты вообще оказался в РУОРе?

До переезда в Минск я привлекался в сборную  U-16. Тогда почти все сборники учились в РУОРе, сильная команда была. Позвонил мне Пышник, предложил приехать, я потренировался несколько раз в Минске и решил остаться там. Забрал со школы документы и переехал в столицу.

– Вратарем решил стать сразу?

Да. Первый раз, когда нас на просмотр в Барановичах собирали по школам, с моей пришло человек тридцать. Особой игры не было, я стал в ворота, и как-то у меня все получилось, поэтому решил остаться вратарем.  В воротах играть интересно, мне кажется интереснее, чем на других позициях. Конечно, ответственность большая. Поэтому вратари — это люди с сильной психикой.

«Подарок фанатов «Динамо» висит на даче, на всю стену»

– Как попал в систему «Динамо»?

Вообще, изначально РУОР работал в системе БАТЭ. И Юра Жевнов, и Виталя Кутузов начинали в РУОРе, но потом сотрудничество прекратилось. РУОР взяло под себя «Динамо». Собственно, почти все воспитанники переходили первостепенно в «Динамо». Когда заканчивал школу – предложили контракт.

–  В «Динамо-Юни» ты попал в 2002 году. Через год главная команда берет первый трофей за 6 лет. Тогда в воротах стоял Юрий Цыгалко, которой буквально недавно, также, перешел из «Юни» в основную команду. Наверняка этот успех стал для тебя эмоциональным толчком?

На тот момент Юра был для меня примером для подражания. В 18 лет его уже вызывали в молодежку. Глядя на него понимал, что в жизни все возможно. Когда попал в «Динамо», тренировался с основой, нашим тренером был Андрей Сацункевич. Отличный тренер с принципиальными требованиями. Нас с Юрой всегда гонял, потому что у нас с ним были проблемы с весом. Слишком легкие были, порой нас сосисками обзывал (смеется). Тренируясь с Юрой, подтягивался вверх.

– Через год команда стала чемпионом страны, а ты в этой команде был одним из главных действующих лиц. Ожидал ли ты такого стремительного развития событий, переходя в РУОР?

Для меня все прошло через работу. Трудился тогда неимоверно. На тренировках выкладывался по полной. Где-то тренеры помогли доверием, Юрий Владимирович Шуканов дал мне шанс, которым, слава Богу, воспользовался. Команда тогда была отличная, влиться было легко.

– Тот чемпионский матч помнишь?

Недавно вспоминали ту игру с Мишей Афанасьевым. Он тогда выступал за БАТЭ…По антуражу этот матч был для меня главным в жизни. По-моему, полстадиона тогда собралось. Сама игра получилась зрелищной. Помню и фанатские перфомансы, во втором тайме стоял лицом к сектору «Динамо» – фаера, много огня… Было незабываемо. Да и сама послематчевая атмосфера была фантастикой. Вообще, динамовские фанаты — лучшие. Они всегда отличались перфомансами. В следующем год, помню, перфоманс с большим сердцем, наверное это матч с Жодино был. Меня это всегда подстегивает. Таких болельщиков, наверное, больше нет нигде. Я считаю что фанаты «Динамо» стоят на передовой в этом плане.

– В 2010 году фанаты сделали перфоманс с портретами легенд клуба. Твой портрет оказался в одном ряду с такими личностями как Малофеев, Пудышев, Курненин. В следующем году тебе растяжку с твоим портретом подарили. Как отнесся к такому проявлению уважения?

Было очень приятно. Я всегда старался отдаваться клубу максимально, даже чуть на умер на поле. А этот подарок висит до сих пор на даче, на всю стену. Дети очень любят этот портрет. Очень приятно, что помнят меня. Также было неожиданно и приятно, что после  матча с «Гомелем» в этом году зарядили в мою честь. В субботу на матче обязательно подойду к сектору «Динамо» (беседа состоялась до игры «Гомель» — «Динамо» - offside.by), сделаю ответный ход, ведь тогда не удалось подойти. Хочу поблагодарить всех болельщиков.

– С кем общаешься из футболистов того самого состава?

Игорь Рожков – это мой лучший друг на всю жизнь. Очень с ним сблизились. Наш капитан, так порой и называю его: «Мой капитан на всю жизнь». Дружим семьями, моя жена — крестная мама его дочки. С семьями вместе отдыхаем, стараемся на праздники быть вместе. С Леней Ковелем, Андреем Разиным, Кириллом Павлючеком в «Минске» играли вместе, тоже приятно было встретиться. С Димой Пархачевым пересекались, с Гигевичем Серегой.

«Хотелось бы попросить прощения за слова, сказанные в адрес Гребенюка»

– В 2008 году ты переходишь в «Кривбасс». Чего ожидал от этого перехода и почему все-таки решил уехать в Кривой Рог, а не в Мариуполь?

Спустя время я сам задаюсь этим вопросом (смеется). В принципе, я ни о чем не жалею. Это был мой выбор. На тот момент главная «фишка» перехода была в том, что мы не смогли договориться с «Динамо» о продлении контракта. Я уходил свободным агентом. До этого летом я подписал предварительное сошлашение о том, что в конце года я подпишу полноценный контракт. Но стечением каких-то обстоятельств этого не случилось, контракт почему-то был не заверен. На меня вышли из «Кривбасса», в то время там тренером вратарей был Тарас Гребенюк, с которым я в «Динамо» работал, поэтому я оказался там.

– После ухода ты  говорил о том, что «Кривбасс» забрал у тебя футбол, а Гребенюка называл слабохарактерным человеком. Не жалеешь о тех словах?

Да… Обидел Тараса, очень хотелось бы попросить прощения за те слова. Не то хотел сказать, просто на эмоциях не смог подобрать нужного слова. Забрал футбол у меня в том смысле, что меня никуда не отпускали из «Кривбасса». Я не раз просился, но мне говорили, что я нужен команде. Однако дальше слов дело не шло. Мне дали сыграть против «Шахтера», «Металлиста», но в этих матчах шансов на закрепление мало. Считаю, что мне просто не дали должного шанса показать себя. Получилось не очень красиво, когда меня даже не заявили в состав команды, и я полсезона провел в подвешенном состоянии.

– С Гребенюком с тех пор не общался?

Нет, не довелось. Хотелось бы, конечно, встретиться и поговорить о делах минувших дней… С возрастом понимаешь, что и сам был не прав и что-то делал не так. Не держу ни на кого обиды, тогда просто смотрел на это с другой головой.

– В 2010-м году ты оказался в МТЗ-РИПО. Были ли у тебя другие варианты?

(Смеется) На самом деле тогда дело было даже не в просмотре.Людас Румбутис мне предложил полноценный контракт, но опять-таки в последний момент что-то сорвалось. Наверное, это к лучшему все же.

– Не боялся повторить судьбу Александра Сулимы, который на долгое время стал главной отрицательной фигурой в составе «Динамо» для болельщиков, перейдя из МТЗ?

Мы люди зависимые. Если бы все от меня зависело, то я бы никогда не ушел из «Динамо» и играл бы там вечно, но это было не в моей власти. Мы же люди, нам тоже нужно кормить семью, и иногда обстоятельства вынуждают на не самые желаемые действия. Если бы у меня был бы вариант еще с каким-либо другим клубом, то пошел бы туда, но мной тогда интересовался только Румбутис. Выбирать мне не приходилось на тот момент.

«Мхитарян – классный парень»

– Как появился вариант с «Пюником»?

Занимался поисками команды. Помог Виталик Леденев. Он вышел на одного ереванского агента, который сразу же мне предложил контракт с «Пюником». Было не по себе, ведь ехал, не зная куда. Но, тем не менее, все очень понравилось по итогу.

– В армянском чемпионате ты тогда был одним из лучших игроков. Команда сделала хет-трик. Вообще, насколько велика разница между чемпионатами Армении и Беларуси?

Особой разницы я не увидел. Есть команды, которые заведомо слабые, мы их могли и 7:0 и 5:0 выиграть, тогда слаб был «Ширак». Но вот команды сверху – «Мика», «Бананц», «Импульс» — это крепкие команды. Не сказал бы, что у нас они боролись бы за первое место, но в верхней шестерке были бы точно. А на тот момент «Пюник», считаю, мог бы противостоять БАТЭ, «Шахтеру». Подобралась у нас хорошая команда, 8 человек играло в сборной Армении, и это при том, что в свои 25 лет я был вторым человеком в команде по возрасту. Сейчас многие ребята, как вижу, играют в России, а некоторые даже в Европе. На тот момент когда была очень сильная.

– Сам Генрих Мхитарян начинал свою карьеру в «Пюнике», правда, ушел на год раньше твоего прихода.

Мхитарян вообще парень отличный, я тебе скажу.

– Да ладно, неужели знакомы?

Да, знакомы. Он приезжал летом, восстанавливался после травмы вместе с нами, тренировались вместе. Очень интересный человек. Приятно общаться было с ним, Генрих знает 5 иностранных языков! Спокойный, не заносчивый. Играл тогда еще в Донецке, не было звездной болезни. Никогда по нему внешне не сказал бы, что этот парень уже звезда.

– Понравилась ли тебе Армения?

Армения – это жара, во-первых, и куча ресторанов. Люди все добрые, приветливые. Гостеприимность у них в крови. Если ты придешь к ним в гости, то тебя встретят даже лучше, чем президента. Темперамент, правда, у армян горячий. Шумные люди. А вообще успели с женой поездить по стране.

– Были ли на Севане или Арарате?

Да, побывали на Севане. Сгореть успели там, хоть и предупреждали нас, что солнце там очень опасное. Множество церквей посетили в Армении. И на Арарате побывать успели. Бывали переезды по горам во время чемпионата.

– Мог ли остаться в Армении?

Мог. Но не хватало конкретики в клубе, вроде были и не против, но чего-то конкретного я не слышал. На тот момент появился вариант с «Минском», там предложение было конкретным. Вернуться на родину, тем более в клуб, завоевавший бронзу и попавший в еврокубки – для меня это был вариант что надо. Хотелось уже домой, тем более детям уже пора было в школу.

«Было очень интересно посмотреть на то, как их там гоняют, как они на плацу маршируют или траву косят»

– Ну а как тебя занесло в Слуцк?

Опять-таки после игры в «Минске» не было какой-либо конкретики от клуба по предложению контракта. Злой рок какой-то. До последнего тянули со мной. Вроде сначала все было хорошо, но потом в конце 2012 года я узнаю, что «Минску» я не нужен. Были разные варианты, я ждал конкретики от «Минска», но ждать было нечего. В итоге на меня вышли люди из Слуцка с, опять-таки, прямым и конкретным предложением. Поехал в Слуцк, у Юрия Крота дома поговорили с ним, он мне разложил все по полочкам, обрисовал все перспективы и я принял решение перейти в «Слуцк». Была у меня с ним договоренность, что если поступит какое-либо предложение от другого клуба, то «Слуцк» меня отпустит. Так и вышло.

– Не смущал факт смены уровня игры? Первая лига все же…

Ну, как сказать… Конечно, по психике бьет то, что ты всю жизнь в высшей лиге играешь, а тут резко оказываешь в первой. Тяжело морально было на первых порах. Но вообще  в «Слуцке» условия были великолепные. В тренировочном плане, бытовом – все было супер. Вообще, я не раз говорил, что пропасти между первой и высшей лигой нет. Да, уровень отличается, но ненамного. Но есть ребята очень хорошие, которые достойны высшей лиги. Вообще, не жалею о том что оказался в «Слуцке».

– В команде ты был, по сути, главной звездой. Как к тебе относились партнеры?

Со мной играл Женька Лошанков. Тоже парень с опытом богатым. Хорошо относились к нам, уважительно. Команда в «Слуцке» была супер. Все всегда было хорошо, были дружны. Никогда не было каких-то недопониманий. Уважали в команде, но все было в рамках.

– В Слуцке многие говорят, что благодаря Лесько команда практически осуществила свою давнюю мечту. Ты же был самым надежным вратарем в первой лиге. Что думаешь по этому поводу?

(Улыбается) Не считаю, что это моя заслуга. Играет вся команда. Нападающие – забивают, защитники – защищают, а я – не пропускаю. Это закономерно, когда вся команда играет хорошо. Все старались и все отдавались полностью. Никогда не скажу, что это моя заслуга. Играл бы в теннис – другое дело.

– Тренировки «Слуцка» проходили на территории воинской части 18662. Может с кем-то из солдат подружились? Как вообще работалось в армейской атмосфере?

С солдатами не общались, но было очень интересно посмотреть на то, как их там гоняют, как они на плацу маршируют или траву косят. Работа идет постоянная там. Смеялись, что кто плохо будет тренироваться – тот останется служить. (Смеется)

– Как к службе относишься?

– Я, как и большинство футболистов, не служил. Считаю, что для футболистов это потерянное время. Бог миловал – удалось пройти мимо армии. А так, конечно, было интересно глянуть на армию со стороны. Понимаю, что это очень тяжело. Футболистам, привыкшим к своеобразному образу жизни, было бы тяжело.

– Что о городе скажешь?

Город неплохой, маленький. Это хорошо. Футбол любят в городе, ходят на него часто. Все всегда знают, когда и с кем играет команда. Все поддерживают. Выходные, правда, проводил с семьей в Минске. А так времени было мало. Две тренировки в день — такая была специфика тренера.

– В «Гомель» переходил без особых раздумий?

Честно, особо не раздумывал, потому что отказаться от перехода в команду, которая борется за высокие места в высшей лиге, было бы глупо. Позвонил жене, посоветовался – решили, что, конечно же, нужно ехать. Да, в «Слуцке» просили остаться, но поговорили и решили, что я поеду в «Гомель».

– Так вышло, что ты вернулся в тот город, в котором мог закончить свою карьеру, еще толком не поиграв. Не всплывали ли в голове картины восьмилетней давности, столкновения с Василюком?

Нет. Та история давно забыта. Миллион раз это вспоминалось раньше. Кстати, с Ромой Василюком сейчас мы очень хорошие друзья. Долго об этом можно говорить, но в итоге с Василюком в «Минске» мы жили в одной комнате. Дружим семьями, в Брест к нему ездил. Очень хорошо общаемся. Был такой момент, когда в отпуске мы остались с ним вдвоем и долго разговаривали про тот эпизод. Тогда все точки над и были расставлены. На 100 % уверен теперь, что Рома этого не хотел.  Кстати, тогда Рома неоднократно звонил в больницу, интересовался у врачей, как мое здоровье и чем он может помочь. Каким-то образом до меня эта информация не дошла. Да, тогда он мне казался закрытым человеком, но сейчас знаю его как совсем другого парня. Рома — шутник и балагур. Интересно с ним общаться.

«Атмосфера на «Центральном» была просто супер»

– Твой дебют в Гомеле пришелся на матч с БАТЭ. Это был первый твой по-настоящему серьезный поединок спустя столь продолжительный промежуток времени. Мандраж перед той встречей был?

Мандража не было, но волнение было большим. Выходили на игру, собралось много болельщиков – очень волновался, но со свистком волнение ушло. Собрался с мыслями, и думать о другом времени не было. Все внимание было сосредоточено на игре.

– Насколько сильно подстегнула тебя та атмосфера на «Центральном»?

Это было супер, после игры было не по себе от эмоций. Столько болельщиков! Для Беларуси это вообще рекордное количество зрителей. Да и ход матча: то выигрывали, потом уступали и в конце дожали. В матче чувствовалось даже противостояние фанатов «Гомеля» и БАТЭ.  Но это было супер!

– Можно сравнить атмосферу с тем чемпионским матчем 2004 года?

Ну, в какой-то степени можно так сказать.

– Бытует мнение о том, что «Центральный» — лучший стадион страны с незабываемой атмосферой и болельщиками. Как думаешь?

Стадион лучший в стране, однозначно. Чисто футбольный – то, что нужно! Ты находишься рядом с болельщиками, еще больше заряжаешься атмосферой поддержки. Это круто.

– Милиция запретила болельщикам организацию фанатского сектора на матче с «Динамо» из-за использования мата в своих песнях в матчах против БАТЭ. Как относишься к этому решению?

Честно, не понимаю, как можно запретить фанатам болеть за свою команду. Да, в чем-то, наверное, можно понять, ведь на стадион ходят и маленькие дети. Но это футбол, и без мата в нём никуда. Я и сам порой, на футбольном поле, могу употребить крепкое слово, но это специфика вратаря. Порой по-другому не достучаться до игроков. А запрет фанатского сектора — эта вещь непонятна. Все-таки футбол для болельщиков, а их песни… Ну иногда же, как говорится: «Из песни слов не выкинешь» (смеется).

«Делал бы себе татуировки за хорошие оценки детей»

– Жена и дети — постоянные посетители твоих матчей?

Да, стараются посещать регулярно. Жена даже несколько выездных матчей посетила. Вообще, в «Минске» наши жены нас очень хорошо поддерживали. Всегда вместе организовано ездили на матчи.

– Супруга Татьяна — твой главный друг, можно так сказать? Всегда с ней советуешься, обращаешься?
Да, конечно. Вообще, кто знает, как повернулась бы моя карьера, если бы не Таня. По молодости вообще был молодой, горячий, но встретил ее и как-то изменился. Стал взрослее, что ли. Вообще она у меня добрая, отзывчивая, понимающая. Порой прихожу домой после игры без настроения, она знает, что лучше меня не трогать. Просто сижу в мыслях, думаю. Она бывает, спросит: «Ты все еще на поле?. «Да, на поле», — отвечаю я. Она все понимает и всегда поддерживает. Бывает, и детям может достаться, когда нет настроения.

– В следующем году у вас десять лет совместной жизни. Уже думаешь над подарком?

Честно говоря, еще нет. Вообще, супруга у меня неприхотливая, и на счет подарков мы редко заморачиваемся.

– Детей своих также планируешь вырастить футболистами?

Ну, сейчас мои дети уже играют в гомельском СДЮШОРе, и им это нравится. Как будет дальше, пока никто не знает. Давления мы с супругой на них не оказываем особо, это в любом случае будет их выбор. Но, конечно же, буду очень рад, если дети пойдут по моим стопам.

– Получается, у вас самая настоящая футбольная династия? Ведь и отец твой увлекался футболом?

Да, с детства мой папа увлекался этим видом спорта, но особой карьеры у него не было. Так, в основном играл за команду на заводе.

– У всех детей кумиры это Месси, Роналду. Твои  дети считают своим кумиром Артура Лесько?

 Нет. Они спокойно относятся к тому, что их папа занимается. Особого значения этому не придают. У одного, кстати, кумир Эль-Шаарави из Милана, а у второго – Роналду.

– Люстры в квартире часто меняете?

Да, приходится…  Любят дети с мячом побегать. Ругаем ли мы их? Ну, бывает порой достается, но что поделать. Гены это гены, от них никуда не деться. Тем более их двое, им вдвоем еще интереснее. Я в семье был один, а моим пацанам веселиться еще лучше (смеется).

– Таня рассказывала, что, когда папа приходит домой, дети полностью переключаются на него.

Да, тогда уже я с ними занимаюсь, а супруга отдыхает. Играем, делаем уроки. В основном за этим процессом слежу я, так как жену они не всегда слушаются. Дети всегда помогают отвлечься от тех проблем, что есть на футбольном поле.

– Когда планируешь бить следующую татуировку?

Ну вот, если повезет, возьмем бронзу – и обязательно. Вообще места на теле еще предостаточно. Супруга против не будет, так что я с удовольствием.

– Вообразим. Твои дети подходят к тебе с предложением: «Папа, давай мы закончим год на отлично, а ты нам делаешь татуировки». Что ты им ответишь?

Ну, конечно, это слишком, хотя затея интересная. Вообще, если бы жена не была против, я бы после очередной их десятки сам бы себе делал бы новую татуировку (смеется)

– Сохранилось ли твое прозвище в команде до сих пор?

В «Гомеле» меня сейчас называют не Лис, а Лес (улыбается). Поменяли парни одну букву. Вообще, прозвище это появилось еще в «Динамо».

– Считаешь ли ты бронзу для «Гомеля» реальной?

Будем бороться в любом случае. Для нас сейчас самый важный поединок — это матч против «Динамо», в котором многое и решится. Будет видно, но желание бороться есть и оно очень большое. Думаю, в субботу мы победим.

– Какое твое мнение о политике клуба по омоложению состава?

В команде хватает очень интересных и перспективных ребят. Все молодцы, это правильное решение: подтягивать свою молодежь под взрослый уровень. Хотелось бы выделить Саню Карницкого, парень очень хорошо вписался в состав, закрепился в основе. Молодец. Так же можно Янченко выделить, Раджабова. Все парни хороши – у них хорошее будущее.

«Динамо» – как первая любовь. С удовольствием бы вернулся в свой первый клуб»

– Не думал ли ты о возвращении в свой первый клуб на, скажем, финишной прямой?

«Динамо» для меня — это как первая любовь, а она, как правило, никогда не забывается. О клубе у меня остались очень теплые воспоминания, до сих пор горжусь тем, что начал свой путь именно там. Болельщиков всегда с теплотой вспоминаю. Конечно, была бы возможность – с удовольствием бы вернулся в свой первый клуб. Но сейчас у меня контракт с «Гомелем», так что мысли только об этой команде и борьбе за бронзу.

– Ну, вот сейчас из клуба ушел Александр Сулима. Если бы тебе предложили зимой, по окончанию контракта с «Гомелем» вернуться в «Динамо», что бы ты решил?

Я бы, скорее всего, с удовольствием вернулся бы в «Динамо». Конечно, была бы против жена, так как у нее остались плохие впечатления от 2008 года, когда случился конфуз с моим продлением и я уехал в Кривой Рог. Да и сейчас все эти скандалы, которые происходят вокруг клуба, не красят ситуацию. Да, поворчала бы, но приняла бы мое решение. В «Динамо» я бы не прочь вернуться.

– А по окончанию карьеры, скажем, не думал ли ты о том, чтобы вернуться в родной город и поднимать местный футбол?

Не знаю, возможно это было бы интересным решением. Но об этом задумываться рано. Я очень надеюсь, что еще не скоро придется думать о том, чем займусь после того, как повешу бутсы на гвоздь. (Улыбается)

Фото: Андрей Ясько/offside.by

 

Поделиться:

Комментарии:

или

MJ
30 октября 2013 г. 15:39:35 #

угадываем, за сколько голс распилит это вью)


Ответить
30 октября 2013 г. 19:53:54 #

Уже)


Ответить