Артем Соловей: "По всему миру люди устраивают забастовки, просят больше зарплату" | offside.by

Артем Соловей: "По всему миру люди устраивают забастовки, просят больше зарплату"

 Игорь Попеня,

07 Ноя. 2013 в 11:30

Новость:  Хорошая  |  Плохая Текущий рейтинг: 8

Артем Соловей, ставший открытием чемпионата Беларуси-2011, после неудачной поездки в Россию приобретает былую уверенность в составе гродненского «Немана». В беседе с корреспондентом Offside.by Игорем Попеней 23-летний полузащитник обличает белорусский футбол в безразличии, отвечает критикам, считающим деньги в карманах футболистов, признается, что не боготворит  Криштиану Роналду и мечтает о Лиге Европы в Гродно.

«Первый матч в основе минского «Динамо» сыграл в Гродно»

— Начинал я в Березе в местной СДЮШОР, у тренера Тюшкевича Юрия Николаевича. Как и все – ездил на республику, в Брест часто ездили на область, правда, ничего там уже не осталось – поле вообще запустили, никому ничего не нужно. Не знаю, как тот стадион называется на Востоке, недавно Goals.by писал про него… А потом у меня был просмотр в РУОРе, поехал туда к Юрию Антоновичу, предложили остаться, и я, конечно, с радостью согласился. Переехал в Минск, жил там в общежитии, в школу ходил до 11 класса. Мне было 13 лет, когда переехал, 14 в ноябре исполнилось.

С твоего набора СДЮШОР в большом футболе кто-то еще засветился?

— Нет. Нас в РУОРе было много из Березы, человек шесть-семь, но лишь один Дима Герман в «Городее» теперь, остальные все завязали с футболом.

Легко было в 14 лет решиться переехать в Минск?
— Конечно, все же пытаются попасть туда, все-таки условия в Минске и в Березе в те времена – небо и земля. Мечтали попасть туда, на возраст уже никто не смотрел. Тогда еще был ФК «Береза», который не был фарм-клубом «Динамо» и играл в первой лиге. Это сейчас тот, кто в «Динамо» ни за дубль, ни за основу не может заиграть идут в «Березу», потому что много динамовцев не могут трудоустроиться: дубль переросли, а основе не подходят. К тому же Юрий Чиж родом из Березовского района, знаком с той землей, вот там и фарм-клуб теперь.

Помнишь свой первый матч за дубль «Динамо»?
— Нет, не вспомню… Да и за основу не вспомню, просто я на замены выходил, но первые матчи точно при Криушенко были, это помню. Тогда после турнира памяти Гранаткина приехали и меня с Ясинским, Рушницким и кем-то еще взяли на сборы с основой в Турцию. Слава Богу, мне удалось остаться и выходить на замены, а потом – и в основе. Кстати, первый матч в основе «Динамо» сыграл в Гродно.

Символично вышло.

— Да, и в Гродно я первый мяч забил в Высшей лиге — в составе «Торпедо» при Сергее Гуренко.

Волнительно было выходить в основе «Динамо»?

— Ну, да. Ты не то, чтобы боишься как человек. Просто пугает ответственность как игрока – что ты можешь ошибиться, «привезти» гол. Волнуешься первые встречи, а потом ты привыкаешь психологически, уже меньше боишься, раскрепощаешься, уже чувствуешь уверенность. Через это все проходят: ты же не выйдешь уверенным в себе в первой же игре, так можно потерять мяч, из-за тебя пропустят и ты больше не попадешь в состав. Поэтому все переживают перед дебютом.

А когда тебе удалось почувствовать уверенность?

— Вот тогда, когда Криушенко начал доверять, все чаще выпускать на замену. Тогда сам чувствуешь тренерское доверие, получается, и так идет все по накатанной. Так и в «Немане»: Витальевич (Сергей Солодовников – прим.автора) доверяет все больше, я это чувствую, а ведь сначала тяжело было без игровой практики, это снижало уверенность.

После минского «Динамо» был период в «Торпедо» из Жодино – пока, пожалуй, самый яркий этап твоей карьеры.

— Да, тогда удалось провести 11 голов, тогда просто команда представляла собой сплав молодости и опыта: Трухов, Евсеев, Диваков, Ирха, Кривобок – можно сказать, «золотые старики», они не «пихали», но в то же время не давали расслабиться. Вот как-то они золотую середину находили. Они на молодых не кричали, не орали, а находили подход. Да меня и заставлять не надо было – с режимом и дисциплиной все нормально было, было много ответственности в игре, в старании, желании. Трухов и Евсеев в центре поля хорошо разбирались, мне было несложно с ними играть. Потом так получилось, что мало кто в команде остался, в основном молодежь. Тяжело нам, молодым, было вытащить игру, так и заняли в следующем чемпионате последнее место.

После этого ты решил попробовать себя в России.

— Не то, что я хотел попробовать – любой хочет попробовать. Если бы в Жодино было все хорошо, возможно, я бы не уезжал. Хотя, это маловероятно. Дело было не в финансовом вопросе, а игровом – мы последнее место заняли. А финансы как были у меня, так и оставались на прежнем уровне – забил я 11 мячей, не забил… Этот переход был интересен больше со спортивной точки зрения.

«В Беларуси никто ничего не хочет делать для футбола, неужели этого никто не понимает?»

Как возник вариант с «Уралом»?

— Агент позвонил, я и сам не ожидал, собирался на отдых. Он говорит: есть такой-то вариант, даже без просмотра берут, просто поедешь и все. Конечно, я согласился. И 6-го января я уже поехал с ними на сборы, там и подписал контракт. На сборах у меня воспалился ахилл, думаю, это сыграло свою роль: в большинстве товарищеских матчах не было возможности сыграть, проявить себя, а в официальных играх тренер не будет экспериментировать. В состав попадали проверенные, к тому же команда шла на первом месте, отрыва от преследователей не было, нужен был результат. Наставника тоже можно понять.

В итоге через полгода вы расторгли контракт.

— Да, по обоюдному согласию. Агент мне позвонил, мол, на сборы с «Уралом» ты уже не едешь, надо искать варианты, и все. Сказал ему, что поедем в Беларусь, если ничего не будет другого. Ну и вернулся домой.

Твое краткосрочное и практически безыгровое пребывание в России было чем-то полезно, что-то тебе дало?

— Конечно, посмотрел какое там отношение к футболу, как люди живут, как люди зарабатывают. Там люди понимают, как футболист должен жить, сколько зарабатывать и что к его хорошему заработку не должно быть зависти. Это главная особенность в России. Футболисты там получают миллионы по сравнению с нами, понимаете? И никто там их не осуждает, что они ходят, гуляют, ездят на крутых машинах, а мы, мол, на заводе сидим, вкалываем.

Понятно, что там, в России, гораздо больше людей, которые могут финансировать футбол. Но суть не в этом, повторюсь, а в отношении. Еще посмотрел, как легионерам там тяжело —  в психологическом плане, конечно, ведь так тебя никто не бьет, не гнобит. Там ты один, друзей за первые недели не обретешь, так, знакомые, небольшое общение. А так в плане денег Россия далеко от нас оторвалась, люди понимают, что нужно вкладывать большие финансы в футбол. Правда, и требуют больше, едут туда серьезные легионеры, и чемпионат сильный.

Инфраструктура «Урала» впечатлила?

— База у клуба в 70 километрах от города. База нормальная, не сказал бы, что шикарная, но и не плохая. Стадион хороший, автобус командный. Экипировка, стирка формы – все на уровне. У нас с этим тоже неплохо, но есть к чему стремиться. Просто у нас никто ничего не хочет делать, неужели этого никто не понимает? И это не стоит больших денег, просто надо, чтобы кто-то этим занимался. У них есть человек, который занимается стиркой и экипировкой. У нас же должен один администратор команды все сделать! А в России  все по полочкам, у них больше частного бизнеса в футболе. «Урал» не полностью частный клуб, но там за все отвечает президент Григорий Викторович Иванов, который, образно говоря, дрючит, как Капский в БАТЭ.

Почему БАТЭ добивается успеха? Потому что там Капский строго следит: если кто-то из персонала обидит игрока, сразу же потеряет работу! Анатолий Анатольевич уважает футболистов, и заставляет других их уважать, вот и все. Поэтому каждый в клубе понимает: если он не так оденет игрока, не тот размер выдаст, не накормит, или игрок не вовремя получит зарплату, это повлияет на результаты команды! Вон по всему миру люди устраивают забастовки, просят больше зарплату. Мы же не можем так поступать, и это тоже на психологическом состоянии сказывается. Да про деньги в Беларуси все все прекрасно знают… Здесь большого желания вкладывать в футбол!

Может просто нет возможности вкладывать деньги в футбол?

— Я не думаю. В КХЛ в «Динамо-Минск» есть же возможность людям зарабатывать сотни тысяч долларов.

Но и в хоккейном «Динамо» сейчас  урезали зарплаты зарплаты.

— (смеется) Если бы у хоккеиста уменьшили, условно говоря (я в хоккее сильно не разбираюсь и ничего против хоккеистов не имею) зарплату с 15 миллионов белорусских рублей наполовину – до 7,5 миллионов, он бы уехал, я уверен. Половина бы уехала!

Это КХЛ, российская лига, и там есть установленная минимальная зарплата.

— По-моему, там минимальная зарплата 8 тысяч долларов в месяц. Сделайте футболистам такой потолок. Команда же минская, кто вкладывает деньги? КХЛ? Нет, белорусское государство. Захотели – и находят средства. Может я ошибаюсь, конечно, может я многого не знаю, но считаю, если захотеть, можно сделать хороший чемпионат по футболу – и по уровню, и по заработку. Приезжали бы хорошие легионеры, рядом с ними росла бы молодежь. И люди бы ходили на футбол! И уровень жизни из-за этого поднимался бы: люди не сидели бы по пятницам-субботам по домам и дачам с алкоголем, а ходили бы на футбол. Это было бы праздником.

«Я тоже могу сидеть по клавиатуре щелкать и говорить: хоккеисты много зарабатывают денег»

Ты упомянул, что в России футболистов не упрекают в заработках. А в Беларуси сталкивался с этим?

— Так вот почитайте форумы! Лично в лицо никто не говорил, но как форумы почитаешь, просто с ума сходишь. Думаете, и по нашему разговору не будут писать? (улыбается) С одной стороны, мне все равно, что люди пишут, футболисты зарабатывают образно говоря, 15, 20, кто-то 50 миллионов рублей, ну и что? Кто тебе мешает зарабатывать эти деньги? Иди выйди на поле, забей пятнадцать мячей, тебе дадут зарплату и в сто миллионов! Иди и сделай, все в твоих руках и ногах – зарабатывай деньги! Я тоже могу сидеть по клавиатуре щелкать и говорить: хоккеисты много зарабатывают денег. Да ради Бога, пусть зарабатывают! И то, это касается хоккейного «Динамо», в белорусском чемпионате по хоккею тоже денег больших нет.

Если человек зарабатывает хорошие деньги, значит он это заслужил. Никто просто так большие деньги не платит. Так и в нашей стране, и во всем мире: кто тебе будет платить деньги за красивые глазки просто так? Зарплату нужно отрабатывать. Вот урезали в хоккейном «Динамо» зарплату, видимо, недовольны результатом. Да, по белорусским меркам, если сравнивать со средней зарплатой по стране, мы зарабатываем много, так почему другие не зарабатывают, те, кто нас критикует? Если у тебя по здоровью отклонения, тогда извини, не судьба. А если ты здоровый человек, почему ты не пошел в футбол? И в 15 лет можно пойти играть, если ты талантлив, ты уже в 20 лет заиграешь. Кто запрещает? Никто же не запрещает.

Такое ощущение, что наболевший для тебя вопрос.

— Да это у всех футболистов такой вопрос! Мне просто интересно, почему люди про нас так думают, что мы плохого сделали? Говорят: вы плохо играете и мы поэтому не ходим на футбол. Я думаю, надо сравнивать вложения в футбол и его уровень. Вот сколько у нас манежей футбольных? Один? Вот уже ноябрь, скоро декабрь, январь, будет «–20». В манеже будут играть «Динамо-Минск», БАТЭ и «Шахтер». Не знаю, как «Неман», но мы в Жодино в минус 20 всегда на улице бегали.

И нет у нас детско-юношеского футбола. Сужу даже по Березе, что там было? Ничего не было! Хорошо, что я попал в РУОР – там получше условия. То же самое, что попал бы теперь в БАТЭ, там были бы лучше, чем в Жодино или в Гродно. Если бы вкладывали в нас миллионы долларов, тогда и был бы с нас спрос: мол, мы строим им стадионы, развиваем детско-юношеские школы, создаем искусственные поля, а они ничего не делают. Так нет же детско-юношеского футбола!

Я вот на Олимпиаде в Лондоне видел, как занимаются дети футболом: детей, наверное, 150, и на них 7-8 тренеров, и они по группам занимаются – одни отрабатывают, условно, удар головой, вторые – прием мяча правой ногой, третьи – левой ногой, а потом меняются. Вот это уровень учебы! А не просто кинули мяч, играйте, а тренер сидит и смотрит: кто более талантлив, чуть более сообразителен, того подбираем и смотрим, выживет ли он в футболе или нет. А потом, повторюсь, футболистов еще и упрекают…

Раз ты затронул тему Олимпиады, чем запомнились игры олимпийского футбольного турнира?

— Запомнилось, как люди ходят на футбол, болеют. У них там целая культура, нам до этого расти и расти. Мы с одним футбольным манежем не протянем. Там другое отношение к футболу: как они понимают игроков, что им нужно хорошее питание, поля, экипировка, хороший сон, хорошая медицина, восстановление. У нас, бывает, придешь, попросишь то-то и то-то, а говорят – нет, и думаешь про себя: как восстановиться? Ребята рассказывали, что в Германии после игры бочки со льдом стоят, туда можно ноги опустить после матча, ведь они болят, мышцы забиты. В лед опускаешь, и это реально помогает. Болит голеностоп, ногу опустил – и все! Это мелочи, которых у нас нет, и, наверное, они нескоро появятся. И это ведь не требует особых затрат! Был сейчас в Жодино, так там сейчас нет даже ледницы, чтобы лед вырабатывать. А другие сидят клавиатурой щелкают: вы то не можете, да вы это не можете.

А в Гродно ледница есть?

— Да не знаю, не сталкивался, наверное, тоже нет.

«Шуканов увидел, что мы с Гавриловичем не будем верить в его игровую модель, гореть желанием по ней играть»

Давай собственно к футболу на Олимпиаде обратимся. 

— Уровень запомнился, игроки более техничные. Я играл только против Новой Зеландии и Египта, против Бразилии не довелось сыграть. Но и их скорости прочувствовал. Новая Зеландия была атлетичной командой, мощной, ребята у них здоровые. А египтяне – более техничные, маленькие, шустренькие. Со всеми можно было играть. Жаль, Египту проиграли. Если бы обыграли их, вышли бы из группы. Команда у нас на Олимпиаде дружная собралась.

Расскажи про ситуацию с Юрием Шукановым, при котором ты перестал попадать в состав «молодежки».

— Да никаких ситуаций не было, ни с кем не ругался. Просто он увидел, что некоторым игрокам его видение футбола, схема игры не нравится. Причем никто никому ничего не высказывал, просто он увидел, что мы с Гавриловичем не сможем вписаться в его модель игры. Даже не то, что не можем вписаться, просто не будем верить в нее, гореть желанием по ней играть. Вот Шуканов и решил избавиться, скажем так, от неединомышленников. Никто ни с кем не ругался, просто не пришли к единому понимаю игры.

Теперь ты в Гродно. В последних трех матчах «Неману» удалось обыграть весь бомонд турнирной таблицы – первые три команды. Ожидал от команды такой прыти?

— Я от команды этого ожидал. Хороший коллектив, нет внутри команды зависти  - кто играет, кто не играет. Некоторым командам этого не хватает. Ребята дружны, тут все решает тренер – Сергей Витальевич, он находит подход к каждому игроку, объясняет, кто и почему не играет, чтобы игроки не обижались. Мы выполняем тактику, которая предлагается под того или иного соперника, и верим, что она принесет результат.

В данном случае ты веришь в модель игры главного тренера?:)

— (смеется). Если бы не верил в тренера, не пошел бы в «Неман».

Вы же знакомы с Солодовниковым еще по юношеской сборной Беларуси.

— Да, у него всегда получалось создать замечательный коллектив. Вот сегодня собрались в бане, поговорили, попарились. Это все в рамках восстановительных процедур – баня, массаж, без всяких излишеств. Сейчас все настроены на борьбу, три игры осталось. Все профессионалы.

Недавно у тебя был день рождения. Праздник тоже прошел буднично?

— Да. Были на выезде. Ребята лично каждый поздравили. А на следующий день у Витальевича был день рождения, выиграли, все довольны.

Как тебе пари между Эссаме и Солодовниковым? Такие моменты украшают футбол?

— Нормальный рабочий момент. Это прикольно, создает антураж, разнообразие вносит в футбол. Болельщики пишут: интервью тренеров неинтересно читать, мол, одно и то же, стандартные фразы. Вот Солодовников и разнообразил эту банальность, заставил людей улыбнуться. У нас на тренировках постоянно пари: на отжимание, на кувырки, накачивание мячей, сок гранатовый (смеется). Это постоянный азарт – и на поле, и вне его.

А по поводу возможных бронзовых наград заключаете пари?

— Мы лишь обсуждали, что оставшиеся матчи нужно выиграть. Как оно получится в конце сезона – это уже нам неизвестно. «Динамо» ведь тоже играет, как они сыграют и другие команды, от нас не зависит.

А у тебя есть памятные пари?

— Да нет. Мне не фартит в спорах, картах.

Гаврилович говорил, что в минском «Динамо» в свое время даже две лиги по покеру были.

— Я тогда не играл. А в «Немане» в карты играем. Тут лиг нет, но в автобусе, на сборах, на выездах можем зарубиться в джокер. Ребята еще в покер играют, но не я.

На денежные ставки?

— Ну да, не на конфеты же. Но ставки небольшие, не на миллионы рублей,  а то это уже из проведения времени превратилось бы в зарабатывание денег. Потому тут и польза в плане проведения времени, и азарт.

В целом в «Немане» тебе нравится?

— Да. Ребята здесь спокойные, команда без всяких маленьких «звездочек» наших белорусских. Все обычные, на обычных машинах ездят, спокойные пацаны. Я не ощущаю тут никакой зависти или чего-то подобного.

Как тебе гродненские болельщики? Посещаемость матчей невысокая…

— Ну, я видел, что стали пиво на стадионе продавать. Это нормально, человек может в перерыве выпить бутылочку пива и дальше пойти смотреть футбол, это хорошее новшество. А насчет самих болельщиков — они нас хорошо поддерживают, не сильно критикуют, не кричат, ведь мы последние матчи выигрываем. Они хорошо понимают игру: кто-то удачно индивидуально сыграет, они и поаплодируют. Чувствуют игру, чувствуют футбольные эмоции, всем нравится эта битва.

«Роналду молодец, конечно, но не то, чтобы я его боготворил»

Расскажи про свою внефутбольную жизнь.

— Женат, дочке уже пять с половиной месяцев.

Дочурка еще совсем маленькая.

— Ну, уже немаленькая, маленькая – это когда ей месяц был (улыбается). Сейчас зубы полезли, кряхтит:) А так нормально. Снимаем квартиру в Гродно.

Как проводишь свободное время?

— Телик люблю посмотреть, футбол, в Интернете полазить. В кино любил ходить, но теперь с дочкой не походишь. Марина любит меня в театр вытянуть, но мне это не совсем интересно.

Насчет телека и футбола, сегодня как раз Лига чемпионов…

— Да. Но время не переводят, пока посмотришь, уже час ночи.

За кого в Лиге болеешь?

— Да особых предпочтений нет. «Манчестер Юнайтед» нравится, «Барселона». Интересны топовые матчи – «Ювентуса», «Реала»…

В детстве на какого игрока старался быть похожим?

— Ни на какого. Не было кумира. Нравились некоторые футболисты, но чтобы я персонально за кого-то болел и фанател, типа «О, Криштиану!», такого нет. Он молодец, конечно, но не то, чтобы я его боготворил.

Тебе, читал в одном из интервью, доставляет удовольствие дриблинг.

— Да теперь  слабенько у меня это получается. Уверенности пока не хватает. Надо больше лезть вперед, обыгрывать, штрафные зарабатывать. Наглее нужно действовать. Не хватает игрового тонуса, да и микротравмы есть – это психологически сковывает.

«В России  меня ребята предупреждали, что у них очень жестко караются претензии к арбитрам, там как у нас мат через слово не пройдет»

Раньше у тебя было много желтых карточек за разговоры с арбитрами. Эмоционален на поле?

— Многие игроки эмоциональны. В России  меня ребята предупреждали, что у них очень жестко караются претензии к арбитрам, там как у нас мат через слово не пройдет, дают карточки, могут легко за маты удалить. У нас все более лояльно. Арбитры порой сами понимают, что ошиблись, но решение ведь не отменишь, потому порой спокойно выслушивают негатив. Да и игрок понимает: судья решение не изменит, нет смысла кричать или, более того, толкать его. Просто бывают такие решения, что ты вообще в шоке! Бывают моменты, конечно, и  на тоненького, и ты осознаешь, что это на усмотрение арбитра. Но иногда решения вообще непонятны, и ты в шоке орешь: как можно было дать или не дать пенальти в этом эпизоде! Крикнешь, пару секунд пройдет, понимаешь, что ничего не изменится, и успокаиваешься.

В жизни тоже эмоционален?

— Ругаться-то не ругаюсь часто, но эмоционален, да. Поболтать люблю. Характер у меня не золотой, где-то и вредничаю – как многие парни. Где-то принципиально упираюсь, а где-то очень добрый. По-разному, не сказал бы, что я мягкий и хороший, но и злым себя не назову.

Как жена с тобой таким эмоциональным справляется? У нее ведь желтых карточек нет:)

— Ну, справляется. Можем, конечно, и поругаться иногда, но нечасто.

А с партнерами можешь повздорить?

— Да, бывает, на тренировках заведешься, но потом после занятия подойдешь, руку пожмешь, это же эмоции. На тренировке тебя не предупредят, не удалят, лишь тренер может свистнуть, мол, хватит, успокоились, если уже слишком игроки завелись.

В «Немане» есть штрафы за нарушение дисциплины, игровые ошибки?

— За ошибки – нет, а вот за карточки – да. Это во всех командах. Это касается желтых и красных карточек за недисциплинированное поведение на поле.

И сколько «стоит» красная карточка?

— Там идет процент от зарплаты. Нет конкретной суммы. Я не удалялся, но думаю, 30-50% зарплаты, ведь ты можешь подвести ребят: есть премиальные за победу, тебя удалили, вам забили гол, ничья, и ребята теряют премиальные.

В одном из интервью ты сказал, что нет ничего хуже ничьей, уж лучше победа или поражение.

— Да потому что когда мы в Жодино играли, четыре или пять матчей мы сыграли 2:2, ведя в счете 2:0! Посчитайте: это 8 или 10 потерянных очков, которые могли бы нам помочь занять четвертое, а то и третье место. Ладно, ты один раз сыграл 2:2, но пять раз! Это уже несерьезно.

Давай пофантазируем. Если «Неману» удастся попасть в Лигу Европы, с кем хотелось бы сыграть? Понятно, за исключением грандов, ведь те в Лиге чемпионов.

— Я бы вообще хотел в группу попасть, а там уже пусть сильные соперники приезжают. А то приедет в квалификации сильный соперник, как к «Минску» бельгийский «Стандард» или к минскому «Динамо» – «Трабзанспор», тогда вообще в группу можно не попасть, попробуй их пройти! В квалификации нужен сопоставимый по уровню соперник. А в группе  - уже хоть «Барселона» (улыбается).

Какой еще спорт любишь, кроме футбола?

— Большой теннис. Сам редко играл, но смотреть люблю. А так и хоккей, и волейбол  —все могу смотреть. Ну, только керлинг – это нудно.

Теперь, кстати, открылся белорусский спортивный канал, можно больше спорта смотреть.

— «Беларусь-5»? Сколько лет прошло, пятьдесят? В России уже давно такие каналы. У нас всегда так – с опозданием. Понятно, что и в футбол появятся вложения – лет через 20-30… Повторюсь, у нас нет желания делать все для футбола. Вот и все.

Желания или денег?

— Желания, я считаю. В каких-то же командах находят деньги, значит, их можно найти, а не просто сказать: денег нет, и я ничего не могу сделать.

Новая тенденция, что клубы сами должны зарабатывать – это правильно?

— Это бред. Как у нас  заработать? У нас все футболисты уходят бесплатно. Я понимаю, что в России больше денег, страна богаче. Но у нас тоже есть желающие в футбол вкладывать. Вот «Савит» был, человек же не просто так не захотел в футбол вкладывать, значит, ему стало невыгодно. Надо сделать, чтобы вкладывать в футбол стало выгодно – льготы, поблажки. Я здесь не профессор, нашему президенту виднее, как лучше сделать. Но нужно желание на местах! Пусть россияне вкладывают в команды – в футбол, хоккей, к тому же, Таможенный союз ведь у нас, никаких ограничений. Почему бы и нет? Важно сделать вкладывания в спорт привлекательными. Мне, как футболисту, ситуация так видится изнутри, а можно ли так сделать – другой вопрос.

Поделиться:

Комментарии:

или

7 ноября 2013 г. 16:25:00 #

Как то ,не очень он ,размышляет !


Ответить