Сергей Азаркевич: «Последний номер «Все о Футболе» хотел сделать в черной рамочке» | offside.by

Сергей Азаркевич: «Последний номер «Все о Футболе» хотел сделать в черной рамочке»

 Дмитрий Руто,

29 Дек. 2013 в 13:18

Новость:  Хорошая  |  Плохая Текущий рейтинг: 18

Единственная футбольная газета Беларуси ушла в бессрочный отпуск. 24 декабря вышел последний номер «Все о Футболе». Прощаясь с изданием, offside.by решил поговорить с уже бывшим выпускающим редактором газеты Сергеем Азаркевичем о ее плюсах и минусах, развитии всей спортивной прессы в стране, цензуре, федерации футбола, читателях и письмах с претензиями и благодарностями.

«Людей искали любыми способами»

— Когда ты попал во «Все о Футболе»?

— В 2006 году. Мне было 18, я закончил первый курс журфака. Пришел забронировать себе место на практику, а в итоге предложили посотрудничать. Сходил на планерку, получил пару заданий.

— Как вообще в газету попадали?

— Просто приходили. Те, кто хотел или работать, или практику пройти.

— Как корреспондентов в других городах искали?

— Там работали те, кто просто согласен был работать на наших финансовых условиях. Не сильно выгодных, скажем так. Есть люди, с которыми давно сотрудничаем, они всегда помогают, пишут. А так искали любыми способами. Старались сами ездить. С этого года появились интернет-трансляции, так что если совсем беда была, делали отчеты по интернету.

— Работая с 2006 года, видел ли ты движение газеты вперед, какое-то развитие?

— Скачками было, ведь менялось руководство: и в газете, и в федерации футбола. Для своего времени (начала 2000-х) это была крутая газета. Был период, когда она выходила по понедельникам, и «Прессбол» тогда не знал, что делать. Потом начал развиваться интернет, тот же «Прессбол», и наша газета начала отставать. Но все равно свою нишу занимала.

— Какие плюсы издания?

— Прежде всего, это была единственная футбольная газета в стране. Еще плюс в названии (смеется). Мы пытались сделать так, чтобы газета действительно оправдывала свое название, то есть реально «всё о футболе». Пусть даже обзоры той же Лиги чемпионов выходили через неделю, но нельзя ведь просто без них, нельзя о них не рассказать. В единственной футбольной газете страны должно быть все: от чемпионатов Франции, Германии до первенства Гродненской и Минской областей, а также мини-футбол, пляжный.

— Это единственный плюс?

— Нет, конечно. Одно из главных достоинств – эксклюзивность информации. К тому же мы работали для людей из регионов, где далеко не у многих есть доступ к интернету. Для кого-то «Прессбол» дорогой, кому-то достаточно купить газету раз в неделю.

— А минусы?

— В отсутствии оперативности. Но еженедельнику и не нужно гнаться за оперативностью. Мне вообще кажется, что можно было сделать немного другое наполнение, завернутое больше на аналитику. Хотелось что-то поменять, сделать интереснее. Но когда узнали о закрытии, смысла думать об этом уже не было.

«Временами «текучка» в газете была просто адская»

— Было время, когда и два раза в неделю газета выходила, к тому же в цветном варианте.

— Да, по вторникам и пятницам. Тогда было, во-первых, другое руководство федерации. У него были хорошие отношения с тогдашним главным редактором Андреем Чепой. В то время пытались реально двигаться вперед. Стали уделять намного больше внимания минорным лигам, женскому футболу, пляжному.

— Потом поменялось руководство АБФФ, а с ним и отношение к газете?

— Да. Я думаю, если бы у нынешнего руководства была возможность и повод сразу закрыть газету, оно бы это сделало.

— Но разговоров таких не было?

— Не было, но и внимания особого — тоже.

— Деятельность федерации вы все же освещали.

— Иногда по 4 страницы докладов печатали. Но от этого никуда не денешься – ведомственная газета должна заниматься такой работой. Понятно было, что эти материалы читает полтора человека, но все равно нужно делать.

— Реорганизацию газеты пытались делать?

— В нынешних условиях ее быть просто не могло. Дело не только в деньгах, но и в возможностях, потому что у нас штат небольшой.

— Сколько в нем человек?

— Главный редактор (он же директор), бухгалтер — единственный человек, который работала в газете с самого первого выпуска, два человека – верстка, столько же – корректура. Штатных журналистов пятеро. Остальные внештатники, люди на полставки.

— И «текучка», наверное, была?

— Временами просто адская. Наиболее стабильный состав был до меня. В 2006 году я пришел, в газете работали Женя Кечко (заместитель главного редактора «БелГазеты» сейчас), Егор Бачило. Правда, они через несколько месяцев ушли, но успели здорово помочь освоиться.

— Что насчет цензуры? Бывало такое, что правили материалы?

— Чтобы приходили в редакцию и требовали убрать что-то из номера – такое при мне было только один раз. Речь о пресловутом «деле Шмолика». Нет, специалисты федерации знакомились иногда с материалами до их публикации, особенно когда речь идет о лицензировании, к примеру, или о чем-то другом специализированном. Но это скорее проверка, то же самое, когда люди просят свое интервью на вычитку. Особой цензуры не было. Не то, чтобы нам было запрещено плохо писать о АБФФ. Просто и так было понятно, что этого делать не стоило.

— После выхода номеров часто звонили с претензиями?

— Бывало такое. Кто? Иногда работники федерации, иногда читатели. У нас немало ошибок было из-за жуткой текучки. В ту же корректуру не всегда получалось найти людей, которые разбирались бы в футболе. Иногда людей просто не хватало. Корректор, который работает на полставки, физически не успевал все проверить. Тем более, когда вся масса материалов шла в понедельник.

«Последние дни работали на морально-волевых»

— Когда пошли разговоры о возможной ликвидации газеты?

— Стало понятно, что к этому все идет, в апреле 2013 года. На конференции возник вопрос (вроде, его и не было в повестке дня), что «Прессбол» и АБФФ будут плотнее сотрудничать. Прямых разговоров о ликвидации газеты тогда еще никто не вел, но решение это, судя по всему, было принято уже тогда. Нам же просто не хотелось верить в такой итог.

— Пробовали искать инвесторов или спонсоров?

— Насколько я знаю, нет. Об этом, вообще, лучше спрашивать у управленцев. Предприятие наше (ЧУП «Спортпресс»), кстати, никто не ликвидировал. БФФ, которая является его учредителем, приняла решение лишь остановить выпуск газеты, а не закрывать ЧУП. То есть технически мы не безработные – контракты с нами никто не расторгал. Вот только если нет газеты, чем заниматься теперь на этой работе, представить сложно. 

Что касается инвесторов, лично я не вникал, какие механизмы в таких условиях нужно запускать и насколько это затратно.

— Как последние дни отрабатывали?

— На морально-волевых. Не халтурили, конечно, работали, как обычно, старались делать все качественно.

— Последний номер наполнен грустью и печалью.

— Да. Сначала вообще хотел его сделать в черной рамочке (смеется). Если честно, мне самому даже не кажется, что это был последний номер. Не знаю, когда, но, возможно, снова будет выходить газета, может, в другом виде. Это же единственная футбольная газета в стране, в которой и так мало спортивной прессы.

— Почему, кстати, спортивных газет в Беларуси становится все меньше и меньше?

— Могу сказать точно: причина не в том, что развивается интернет. К тому же в Беларуси доля интернет-пользователей не слишком большая. Люди будут читать газеты. Это из той же оперы, когда говорили, что с появлением телевидения люди перестанут ходить в театр. Ходят же. Или о том, что исчезнут книги. Некоторым просто приятнее полистать газету, чем читать что-то  в интернете. С точки зрения столичного современного человека со всеми гаджетами, естественно, кажется, на черта эти газеты нужны. Но нужно понимать, что есть и другие люди. И их немало.

Что касается уменьшения количества спортивной прессы, то во многом это связано с экономической ситуацией. У нас в стране, мне кажется, нет ни одной самоокупаемой газеты. Тем более если мы говорим о «ВоФ», которая является ведомственным изданием. Ведомственное издание физически не может приносить прибыль. А перед нами, между прочим, иногда такие задачи ставили.

Я не представлю, сколько, к примеру, УЕФА тратит на свой ежемесячный журнал, где нет вообще ничего интересного для рядового читателя. Там фактически отчеты о работе национальных ассоциаций. Но тратят же, выпускают его на качественной бумаге. Потому что понимают, что это имидж организации.

«Фраза «Подумайте, хотите ли вы этого?» в переводе означает «Нафиг вы нам не нужны»

— Сейчас хотят превратить «Все о Футболе» в приложение «Прессбола».

— Не думаю, что будет этот вкладыш. Мне кажется, вся эта информация (минорные лиги, женский футбол и т.д.) будет в каком-то виде именно интегрирована в «Прессбол». Не знаю, как именно. Может, в ущерб другим видам спорта.

— Многие не покупают «Прессбол» потому, что там много «лишней» информации. Мол, если человеку неинтересен определенный вид спорта, зачем переплачивать за что-то другое.

— Понимаешь, каждому интересно свое. Я всегда так отвечал на претензии: кому-то и это интересно. Мы тоже писали о всяких чемпионатах Южной Америки, например. Кому-то это надо, кому-то — нет. Мне лично на мобильный (где достали номер, понятия не имею) звонили откуда-то из глубинки и спрашивали, как там в субботу кто-то сыграл во втором полуфинале Кубка Либертадорес. Или — почему таблица чемпионата Греции дана неправильно. В то же время мы юношеское первенство давали с фамилиями авторов голов. Так ребенок и его родители будут читать этот номер с особыми чувствами.

— «Прессбол» не заменит «Все о Футболе»?

— Я не знаю, что там теперь будет. Понимаешь, «Прессболу» были нужны деньги, а все остальное – это цена за то, что эти деньги им дает федерация. Это я говорю о потенциальном переносе в «ПБ» тематики «Все о футболе», об обещаниях дать рабочие места работникам «ВоФ».

— Кому-то предлагали перейти в «Прессбол»?

— Конкретно никому ничего не предлагали. Было такое: кто хочет, звоните, приходите. Но фраза «Подумайте, хотите ли вы этого?» в переводе означает «Нафиг вы нам не нужны». Мне так кажется. Я же сам с удовольствием бы там поработал. Пока я в отпуске, думаю.

«В Швеции две редакции занимают высотное здание»

— Нужно ли у нас в стране специализированное футбольное издание?

— В каждой стране оно необходимо. Даже в неспортивных странах такие издания есть. Летом был на Мальте, например, так там по сравнению с нашей прессой – небо и земля. Во времена журфака изучал в Швеции местные СМИ. У них две редакции занимают целое высотное здание. В шведской «районке» в 4-этажном здании висят плазменные мониторы с сайтом газеты в реальном времени, этаж занимает редакция интернет-версии. У газеты собственная типография, своя система распространения.

У нас, по сути, одна типография, один распространитель. Тот же выход газеты по понедельникам нереально сделать, потому что нужно запускать типографию ночью в воскресенье, нужно, чтобы там кто-то работал и получал деньги. Такие затраты никто не может потянуть. Я уже говорил, что «Все о Футболе» выходила по понедельникам одно время (правда, это было до меня), люди работали в редакции ночью, к утру делали газету. Это было действительно круто.

— В Европе журналисты работают по ночам.

— Работают. Помню, когда я ездил на победный для сборной Беларуси матч во Франции, на следующий день в шесть утра, выйдя из гостиницы, повсюду видел гол Кисляка на первых полосах. До сих пор один номер L’Equipe дома лежит. У нас же отчет – через неделю.

— Спешить не надо.

— Есть и такое. К тому же, если во вторник матч Лиги чемпионов, в выходные команды играют в своих чемпионатах, хочется посмотреть встречи в уик-энд, чтобы, возможно, как-то сопоставить.

«Людям было жалко, что газета пропадает»

— Сколько было читателей у «ВоФ»?

— Точно не знаю, но сам видишь, что в последнее время тираж очень сильно упал. Пик был в начале 2000-х (больше 10 тысяч экземпляров). Потом много выходило в 2009-10 годах, когда два номера в неделю было, – больше 10 тысяч в сумме. Во время чемпионата мира, понятно, раскупали. В межсезонье, когда наши команды на сборах, интерес меньше, поэтому списание больше.

— Проблемы с выпуском были?

— Бывали. Иногда в среду или четверг газета приезжала в регионы. Иногда по нашей вине, иногда нет. Во многом, снова же, проблемы были связаны с текучкой. Как-то верстать закончили в три ночи, хотя до 19:00 должны были сдать в типографию. Конечно, если какие-то важные события в это время происходят в понедельник, работали в ущерб продаваемости. Но это бывало редко. Чаще можно было найти на страницах фразу «матч завершился после подписания номера в печать». Речь идет не только о поединках европейских чемпионатов, но и нашего первенства. Были же в чемпионате идиотские туры, когда матчи проходили в понедельник вечером.

— Письма с замечаниями и благодарностями во время выхода газеты и после ее закрытия приходили?

— Писали люди, в том числе и в конвертах приходили письма, что еще раз многое говорит о наших читателях. И благодарили, и критиковали, спрашивали, почему не освещаем то и то, почему столько ошибок.

После появления информации о закрытии газеты, бывало, люди звонили и спрашивали, сколько нужно денег для того, чтобы ее сохранить. Им было жалко, что газета пропадает. Были неравнодушные.

— Тебе что дала работа в газете?

— Многое. Вообще, эта газета немало известных журналистов «выпустила». Мы в последнем номере попытались всех вспомнить. Работали у нас и Сергей Кайко, и Сергей Канашиц, и Руслан Васильев, и Николай Стуло, те же Кечко, Бачило, с Никитой Мелкозеровым почти в одно время мы попали в редакцию. Коля Ходасевич, Роман Стронгин у нас практику проходили.

В «ВоФ» всегда была особенная атмосфера, она стала моей газетой. В том смысле, что были времена, когда хотелось уйти, но почему-то оставался. Не отпускало.

— Что потеряла страна с уходом «ВоФ»?

— Одну из трех спортивных газет. Даже три это мизер для 10-миллионной страны. Два — это вообще позор.

Упомянуты:
Поделиться:

Комментарии:

или

30 декабря 2013 г. 13:44:39 #

Вовкой только задницу подтирать


Ответить
30 декабря 2013 г. 13:45:38 #

вовка хрень. голсы рулят


Ответить
30 декабря 2013 г. 13:52:10 #

норм газета


Ответить
30 декабря 2013 г. 23:03:47 #

Ужасная, гаденькая газетенка, с кривым дизайном, кучей ошибок, блеклыми статейками и булдосами-журналистами с графоманскими амбициями. Хвала Иисусу, что вас больше нет:)


Ответить