Максим Скавыш: «Как-то смотрел в Интернете матч «Белшина» – «Славия». Выключал три раза» | offside.by

Максим Скавыш: «Как-то смотрел в Интернете матч «Белшина» – «Славия». Выключал три раза»

 Дмитрий Руто,

10 Янв. 2014 в 19:07

Новость:  Хорошая  |  Плохая Текущий рейтинг: 9

Когда-то Максим Скавыш играл против «Реала» и «Эвертона», а сейчас нападающий покоряет просторы Первой российской лиги. Пока в первенстве продолжается перерыв, футболист решил провести отпуск с семьей в Минске. Offside.by встретился с игроком и поговорил о его учебе, чемпионатах России и Беларуси, БАТЭ, «Белшине» и «Балтике», сборных и Калининграде.

«Как учусь в БГУФК? Главное, чтобы зачет был»

— Как отпуск проходит?

— В принципе, стандартно. Сразу дома отдохнуть надо, с родителями, друзьями встретиться. Потом уже начинаешь готовиться к сезону.

— Куда летал перед Новым годом?

— В Абу-Даби с женой. Был раньше в Дубае, решили столицу посмотреть. Можно было, как и большинство футболистов, посетить Таиланд, но, наверное, окажемся там только в следующем году.

— Когда вернулся?

— 26 декабря. И сразу начал готовиться к Новому году. Хотя нынешний праздник вообще не ощущался. Во многом из-за погоды. То же самое могу сказать и о праздновании Рождества. Снега нет, так и забываешь о празднике.

— Как встретил Новый год?

— В семейном кругу. Традиционно у меня Новый год так проходит. Тем более, сейчас редко вижусь с семьей. Что загадал? Да ничего особенного. Главное, чтобы все были здоровы.

— В Минск как часто летаешь?

— Примерно раз в два месяца. Если три выходных есть, тогда лечу. В октябре как-то отпустили на сессию.

— Где учишься?

— В БГУФК, где же еще (смеется). На тренера по футболу. Сейчас на четвертом курсе. Как учусь? Главное, чтобы зачет был (смеется). Не знаю, буду ли тренером – как жизнь сложится. Может, еще куда поступлю. Главное, чтобы было образование. Мне даже мама в праздники звонит и напоминает об учебе.

«В Хабаровске выходил на поле полусонным»

— С кем из бывших одноклубников поддерживаешь связь?

— Со многими. В манеже Макс Жавнерчик собирал бывших и нынешних игроков БАТЭ, но, правда, я не попал туда, потому что 30 декабря у моего первого тренера был День рождения. Поэтому встретился с ребятами вечером.

Дима Бага – мой сосед, поэтому часто видимся. С Сашей Гутором общаемся. Вообще, в Беларуси чемпионат небольшой, игроков немного, поэтому со многими знаком, общаюсь. Это Россия большая.

— Заговорил о России. Расскажи, что за турнир такой – Футбольная Национальная Лига.

— Хороший турнир. Не сказал бы, что «бей – беги». Много команд, которые показывают симпатичный футбол, заряжены на победу, борьбу. Те же «Алания», «Мордовия» очень хорошо играют в пас.

— С Брессаном пересекался на поле?

— Да, в Калининграде.

— В свое время он перешел в «Аланию», а потом назвал этот трансфер ошибкой. Твое мнение какое?

— Даже не знаю. Возможно, у Ренана было из чего выбирать, но вариант с «Аланией» показался более выигрышный. Тем более ему пообещали, что команда останется в Премьер-лиге. Если тренер звонил, уговаривал, почему бы и нет. Мне кажется, любого игрока это подкупило бы. Плюс зарплата повыше, все-таки хочется и заработать. К сожалению, сейчас он остался вообще без футбола, но будем надеяться, что снова будет играть и все образуется.

— Ты сам, когда собирался ехать в Россию, что-нибудь знал о Первой лиге?

— Честно, вообще ничего. Единственное, был к курсе частых перелетов.

— «Балтике» вообще приходится через всю страну летать – в Хабаровск.

— Это точно. Помню, мы со «СКА-Энергией» играли в шесть утра по нашему времени. Это было весело, конечно.

— Как у тебя акклиматизация проходила?

— Уже год прошел, а до сих пор не привык ко многим вещам.

— Бывало, что ты выходил полусонный на поле?

— Конечно. Вот как раз в Хабаровске. Думаю, там все в таком состоянии были (смеется).

— Клуб не практикует вылет в город за сутки до тура?

— Вот на матч со «СКА-Энергией» мы так и летали. Приехали утром по местному времени, позавтракали, легли спать. В пять была тренировка. У нас же, в Калининграде, в это время ночь. После ужина пошел спать, но заснуть было нереально. Потом все-таки вздремнул, но в три ночи проснулся. Зашел в интернет, Диме Баге написал сообщение, узнал, что Гончаренко покинул БАТЭ (кстати, мы были в Хабаровске именно в тот день, когда Виктор Михайлович перешел в «Кубань»). Мои одноклубники тоже не спали, пошли в кафе через дорогу. И я с ними вместе.

— С кем в команде тесно общаешься, дружишь?

— В принципе, со всеми, никого не выделяю. Через дорогу от моего дома четыре человека живет, с ними постоянно вместе ездим на тренировку, в кафе ходим. Тем не менее, со всеми общаюсь одинаково.

— Вспомни свою первую игру за «Балтику».

— Помню только, что в мороз играли с «Химками». Сразу после матча мне еще нужно было в Москву съездить за разрешением на работу в России. В итоге с тренером вдвоем полетели.

— О чем общались?

— Да особо ни о чем. Спать хотелось, потому что в четыре утра встали. И всю дорогу дремали.

«В матчах ФНЛ иногда не понимаешь, что судья делает на поле»

— Сейчас в чемпионате лидирует «Мордовия». Каков ее уровень?

— Думаю, второе место в Беларуси заняла бы. Мы играли на выезде с ними, это действительно хорошая команда.

— А самый неудобный соперник?

— Наверное, «Алания». Просто много непонятных судейских решений в играх с этим коллективом.

— Кстати, что с судьями в ФНЛ?

— Иногда просто не понимаешь, что они делают на поле. Некоторые рефери после матча уходят в раздевалку, опустив глаза, чего-то стыдятся. А некоторые, откровенно подсудив сопернику, улыбаются, желают нам удачи на следующий матч.

— А что с договорными матчами?

— Думаю, нет такого в чемпионате. Команды, даже занимающие последние места, на поле все равно рубятся. О «договорняках» я не слышал никогда.

— Перед «Балтикой» задача выйти в Премьер-лигу ставится?

— У нас минимальная задача – быть в восьмерке. Но и ребята, и тренеры хотят подняться как можно выше, да и в стыковых матчах можно поиграть. Думаю, никто против не был бы, если бы мы вышли в РПЛ. Как в Беларуси (вышел из Первой лиги, но не заявился в «вышку») не будет. Все-таки в городе одна команда, поэтому сделали бы все, чтобы играть в элите.

— В Калининграде любят команду?

— В принципе, как и везде: проигрываешь – ругают, выигрываешь – хвалят. Во время удачной серии на стадион приходит тысяч 7-8 болельщиков. А в среднем наши матчи посещают тысячи 3-4.

«Полупустые стадионы в России напоминают Беларусь»

— Как тебе атмосфера на стадионах в России?

— По-разному. Например, на матчах с «Нефтехимиком» (на их поле) полупустые трибуны, человек 300-400. А с «Уралом», «Аланией», «Мордовией» приятно играть, потому что у них в городах на матчи ходят.

— Полупустые стадионы не напоминают Беларусь?

— Напоминают немножко (смеется).

— Сейчас на наших стадионах еще меньше людей.

— Да, читал, смотрел игры. Вторая шестерка – вообще ужас.

— Слушай, в Беларуси за матчами второй шестерки не следят, а ты в Калининграде смотрел трансляции.

— Так получалось. Просто иногда придешь с тренировки, БАТЭ играет в пять часов, а команды из второй шестерки – в три. Вот и пока ждешь поединок «желто-синих» наблюдаешь за менее рейтинговым матчем.

— Сравнишь?

— Да какое сравнение. Как-то «Белшину» со «Славией» смотрел. Раза три выключал, но делать нечего было, поэтому включал обратно. Там и качество съемки, и тишина на стадионах – немного удручающее зрелище.

В Борисове, хоть стадион и небольшой, всегда атмосфера замечательная, трибуны собираются. Да и футбол намного зрелищнее.

— Новый стадион БАТЭ видел?

— Только на фотографиях.

— Думаешь, будет он заполняться на матчи?

— Мне кажется, первое время точно будет – люди захотят на него посмотреть. А потом? Почему бы и нет. Много же разговоров о том, что будут устраивать конкурсы разные, как-то привлекать болельщиков. Хотелось бы, чтобы ходили люди. На ту же «Минск-Арену» ходят, там приятно находиться.

— Мне кажется, сравнивать «Минск-Арену» с нашими футбольными стадионами не совсем корректно.

— Конечно, крытые и открытые помещения не стоит сравнивать, согласен.

— Тем более, на том же хоккее пиво продают, что привлекает многих.

— Может, и нужно это организовать на стадионах. Но мне, честно говоря, вообще непонятно, зачем пиво на футболе. Выпей ты перед матчем, после игры. Почему обязательно именно в эти два часа тебе оно нужно?

— В Калининграде пиво на стадионе есть?

— Нет, хотя на встрече с болельщиками просили даже разрешить курить на трибунах. Одного не устраивает отсутствие разрешения на курение, второго – музыка перед мачтами (просил включить военные песни). Но как она будет звучать перед игрой? Хотя тут можно долго спорить, каждому ведь не угодишь.

«Как-то действовал крайним защитником. Понравилось»

— Как проходит встреча с болельщиками?

— Так же, как и в БАТЭ: собирается в ДК каком-нибудь руководство клуба, игроки, тренеры, мэр города. Болельщики задают вопросы. У меня интересовались делами, как обжился, как себя чувствую в команде.

— Они вообще рады твоему появлению в клубе?

— Даже не знаю. Наверное, да (смеется).

— На сайте «Балтики» проходит голосование по поводу лучшего игрока осенней части сезона-2013/2014. И ты в опросе лидируешь.

— Да, заходил как-то, видел (смеется). Как отношусь к этому? Приятно, конечно. Тем более в команде есть и свои воспитанники, а признают лучшим меня.

— Ты забивал всего трижды, но болельщики клуба считают тебя самым полезным игроком.

— Бывало просто, что действовал и в обороне. Когда играли в пять защитников, я был крайним. В принципе, нормально, понравилось. Тренер еще иногда ставит в полузащиту.

— Но ты же чистый нападающий?

— Да. Порой, когда приходится опускаться в середину поля, не знаешь, что делать, приходится многое вспоминать.

— Почему взял №13? 15-го свободного не было?

— Просто 13-го числа родился, вот и решил этот номер взять. 15-ый был свободен, но захотелось что-то поменять. Вообще, у меня к номеру привязанности нет, мне все равно под каким играть. В БАТЭ первый год под №11 играл, Сашка Алумона попросил его, так я отдал и взял себе 15-й.

В «Балтике» называют «Белый»

— Кстати, о БАТЭ. Напомни, какое прозвище у тебя там было.

— Кабан (смеется).

— Как к нему относился тогда?

— Спокойно, в принципе. Как получил его? Шли на тренировку, Дима Бага сказал, Виктор Михайлович переспросил, вот и начали с тех пор называть кабаном.

— В «Балтике» есть прозвище?

— Такого постоянного нет. Называют «Белый» (потому что белорус), Скав, Макс. 

Вообще прозвища в команде в основном производные от фамилий. Например, Сальников – «Сало», Стоцкий – «Стос», Сысуев – «Сыс». Чтобы проще на поле было позвать товарища.

Помню, уже в команде играл месяца три, звал одноклубника по имени, а он – ноль внимания. Потом кричу: «Стос». Только тогда он повернулся, потому что, как сказал, на имена уже и не откликаются.

— С тренером у тебя какие отношения?

— В принципе, нормальные, рабочие.

— Наверняка ты слышал историю о том, как Н’Дойе дернул за нос Кучука. Ты себе можешь такое позволить?

— Нет, конечно. Все-таки субординацию нужно соблюдать. И остальные футболисты так тоже делать не будут. Ребята в команде дисциплинированные.

— И «залетов» никаких не было?

— Честно сказать, ни разу.

— Неужели в «Балтике» все такие жуткие профессионалы?

— Понятно дело, что после игр кто-то может себе позволить пива выпить, например. Вопросов нет. Но все в пределах нормы. Тренер, конечно, ничего не скажет, но лучше не пить из-за перелетов, потому что потом еще хуже будет.

— Это об алкоголе. А те же опоздания на тренировки.

— У нас сбор всегда за час до отъезда на тренировку. Если в 10 часов сбор, то в 9.40 все сидят в раздевалке. Скучно, конечно, но никто не жалуется, не опаздывает. Тем не менее, думаю, тренер бы сильно не ругал за опоздание, потому что он понимающий у нас. По мелочи лишний раз не будет трогать, он видит, что игрок свой «косяк» осознал сам.

В Калининграде, кстати, можно опоздать куда-то из-за пробок. Особенно после дождя. Именно в это время город останавливается. До сих пор не могу понять, почему именно после дождя.

— В БАТЭ ты платил когда-нибудь штраф?

— Ни разу. Просто не доводилось за все время выступления в клубе опаздывать, что-то забывать.

«После дебютного матча за национальную сборную оставил себе на память футболку»

— Настоящий профессионал. Может, благодаря этому и получил вызов в национальную сборную?

— Может, но мне кажется, дело не в этом. Думаю, обратили внимание на то, что прибавил в футбольном мастерстве.

— Какие были эмоции, когда узнал о том, что тебя ждут в «националке»?

— Обрадовался, конечно. Первым дело позвонил жене и папе. Они тоже были рады, особенно папа. Он всегда болеет, смотрит, переживает. Матчи «Балтики» смотрит по интернету, анализирует, потом звонит мне. Бывает, что и замечания делает, а я к его советам прислушиваюсь.

— С какими чувствами летел в сборную?

— Помню, что у меня начался отпуск 26 мая, мы думали свадьбу сыграть. А так как 1 июня нужно было явиться в сборную, быстренько расписались 31 мая.

— Говорят, что если в мае женишься, всю жизнь маяться будешь.

— Я к этим приметам и суевериям спокойно отношусь. Сам я суеверный, в футболе приметы есть, но если заморачиваться этим, то жить уже не надо (смеется).

— В «Балтике» ты один сборник?

— Есть еще два латвийца, которые призываются в команду своей страны.

— После того, как пришел вызов, тебя поздравляли в клубе, удачи желали?

— Да, поздравили. Тем более это влияет и на престиж клуба. А вот когда второй раз должен был уезжать (как раз перед игрой со «Спартаком» из Нальчика), в шутку говорили, чтобы остался в клубе. Зачем, мол, мне эта сборная, лучше в «Балтике» побыть.

— Ты вообще предполагал, что из второго дивизиона России могут вызвать в сборную?

— А почему нет? Например, за команду Черногории играет защитник из «Мордовии». А в отношении меня все просто: буду забивать – вызовут и из Первой лиги.

— Ты говорил, что узнал о вызове в отпуске. Настроение не отпускное было?

— Совсем нет. Готов был лететь хоть в этот день. Все-таки это сборная. В эту команду я всегда рад приезжать.

— Тебе еще и повезло – песню петь не надо было.

— Действительно повезло (смеется). Я даже обрадовался этому. А вообще думал гимн Беларуси спеть.

— Вышел ты на матч с Эстонией под солидным седьмым номером. Сам выбрал?

— Администратор дал, а я, как уже говорил, не заморачиваюсь на эту тему. Но вот единственное, что не нравится, так это №6. Просто душа не лежит почему-то к нему.

— Футболку сборной не хотелось оставить себе на память?

— А я и оставил. Всегда сохраняю, только вот однажды с тем черногорцем поменялся.

— Наверняка за клубную карьеру со многими поменялся майками.

— Да, штук 15 лежит у родителей в пакете. Среди них – Пике, Зеедорф. В планах у меня развесить их как-то красиво. Но займусь этим попозже, когда дома буду чаще бывать.

— Вспомни свои ощущения в дебютном матче за сборную.

— Если честно, спокоен был совершенно, тем более ребята в раздевалке подбадривали. А после поединка, в котором еще и голевую передачу отдал, папа позвонил, похвалил. Правда, он все же голы ждет (смеется).

«После матча с Италией поехали на дискотеку, а к 8 утра – на тренировку»

— Что скажешь о Георгии Кондратьеве в роли тренера «националки»?

— Я очень долго и хорошо его знаю, привык. Ребята из «молодежки» моего времени тоже к нему так привыкли, что, думаю, другого тренера сборной и не видят. Мы с ним, считай, все прошли: и удачи, и победы, и проигрыши, и радости. Поэтому тяжело кого-то другого представить на этом посту. Георгий Петрович знает, когда можно подшутить, а когда нужно подсобрать ребят.

— И в молодежной, и в олимпийской сборных ты под его руководством играл.

— Дольше работал только под руководством Виктора Гончаренко (смеется).

— Команда именно этого специалиста произвела настоящую сенсацию на чемпионате Европы.

— Да, тот турнир помнится хорошо. Наверное, это одно из самых ярких событий в моей карьере. В один ряд с этим можно поставить выходы в Лигу чемпионов и «золото» в Беларуси. Хотелось бы еще больше таких моментов.

— Что тебе дало то первенство?

— В первую очередь это то, что я, да и все остальные, поверил в свои силы. Мы (футболисты белорусских клубов) сумели противостоять тем, кто выступает в Англии, Италии.

— Один из самых драматичных поединков – полуфинал с Испанией.

— Перед матчем мы просто хотели сыграть достойно, больше от обороны. Но когда забили первыми, стало попроще играть. После пропущенного в конце мяча внутри все опустилось. Минуте на 80-й меня заменили, я шел уже к скамейке радостный, потому что все-таки выигрываем. И уже оттуда видел, как испанцы сравняли, а мы просто расклеились.

— Ты после чемпионата Европы поверил в удачу? Все-таки именно благодаря ей удалось выйти из группы.

— Да, действительно нам повезло тогда. Видимо, заслужили своим старанием, особенно если вспомнить отборочный цикл. Да и у нас настоящая команда была: никто не выпадал, костяк настоящий был, после игры собирались, «кучек» не было. Поэтому все успехи – это награда коллектива. Мы бились за тренера, за команду. Неудачи не спихивали друг на друга.

— Почему сейчас нет таких коллективов?

— Мне, если честно, сложно судить. Возможно, кто-то хочет выделяться на фоне других, тянет оделяло на себя. У нас же было все совсем по-другому. Было хорошее время, на самом деле.

— Жалеешь, что оно ушло?

— Безусловно. Обычно, когда все хорошо, не обращаешь внимания на это, можешь не ценить, а потом уже с грустью вспоминаешь. С футболистами часто разговариваем на эту тему, смеемся. Вспоминаем и детско-юношеский период. Это классные времена – нельзя их забывать.

— У многих в головах до сих пор крутится еще один ваш матч – с Италией в Борисове. Ты после него спал нормально?

— А мы пошли на дискотеку сразу после поединка (смеется). Была опустошенность, но силы на празднование остались. В клуб пошли и тренеры, и массажисты, и доктора. В общем, отпраздновали, а к 8 утра я уже поехал на тренировку.

— Бодрячком?

— Ну, так (смеется). Гончаренко не дал тогда выходные команде, поэтому была полноценная тренировка, а я просто побегал. Такое вот восстановление после дискотеки (смеется).

«Главное, что вообще побывал на Олимпиаде»

— Кондратьев обещал, что на Олимпиаду поедут те, кто завоевывал путевку. Однако своего обещания не выполнил. Твое мнение об этой ситуации?

— Тут можно двояко к этому относиться. Конечно, пообещал, но как можно вызывать человека, если он не готов? Мог позвать, выступили бы плохо – начали бы критиковать. Тут всем не угодишь, на самом деле.

Хотелось, конечно, чтобы все ребята поехали, но такого не бывает. Из ребят постарше (Сиваков, Филипенко, Веретило, Драгун, Нехайчик) как можно хотя бы одного отсеять? Уверен, у Петровича сердце кровью обливалось, когда он выбирал кандидатов в сборную.  В любом случае он действовал в интересах команды. Понятно, мне ребят жалко, но Кондратьева не виню, как многие.

— Матчи у вас начались раньше самого открытия Олимпиады. Не хотелось пройти по стадиону на церемонии?

— Честно говоря, я к этому спокойно относился. Просто сама атмосфера (металлоискатели, логотипы, команды в гостинице) позволяла ощущать Игры, было приятно находиться там. Главное, что вообще побывал на Олимпиаде.

— До этого ты в Англии уже был, когда играли с «Эвертоном». Сейчас уже приехал в Лондон. Какие впечатления?

— Очень понравилось. Да и импонирует менталитет европейцев, они такие спокойные.

— Ты сам по натуре европеец?

— Не знаю даже. Хотелось бы быть (смеется). А жить там? Наверное, не смог бы, потому что я домосед, меня даже из Калининграда домой тянет. А вот поиграть хотелось бы, конечно. Например, в Италии или Германии, даже во Второй Бундеслиге. Играть рядом с сильными футболистами полезно и для карьеры, для собственного роста – хочется на них равняться, тянешься к их уровню.

— На Олимпиаде с кем-то из футбольных звезд познакомился?

— Ни с кем, только с Халком допинг сдавали. Какой он? Настоящая машина. В принципе, в Европе все такие.

«Из периода в «Белшине» вынес жизненный урок»

— Белорусскую клубную карьеру ты заканчивал в «Белшине».

— Да…

— Для тебя это такой переходный этап?

— Даже не знаю. Просто хотелось в аренду уйти из БАТЭ, хотелось играть, и получилось, что попал в «Белшину». Выходит, пошел на понижение. Нужно работать, чтобы из сильного клуба переходить в еще более сильный. Буду стараться.

— Другие варианты аренды были?

— Были. Уже даже собирал чемоданы в Гродно, Солодовников был заинтересован. Но в итоге оказался в Бобруйске, откуда вынес жизненный урок.

— Какой?

— Нужно ценить то, что есть. Например, в БАТЭ было одно, в «Белшине» – совсем другое. Раньше тренировался на хорошем поле, восстановление отлично проходило, а здесь такого не было. И теперь, когда представляешь, что зарплату по несколько месяцев не платят, немного на вещи по-другому смотришь.

— Не жалеешь, что провел сезон в «Белшине»?

— А что жалеть. Смысла нет, все равно уже ничего не вернешь. Этот этап пройден, нужно стремиться вперед, ставить новые цели.

— Почему сезон там не получился?

— Тяжелее было влиться в игру команды. Да и мелочи футбольные совсем другие, тяжело было привыкнуть. В итоге все эти факторы сказались и сезон прошел неудачно.

— То есть дело не в психологии?

— Может, и в ней. Хотя, с другой стороны, мне хотелось играть, мне давали время, доверяли. Нужно было самому себе в первую очередь доказывать. Но получилось не так, как хотелось.

— Не копался в себе?

— Мне кажется, каждый человек думает о произошедшем, размышляет. И я думал, но иногда желаемое не совпадает с действительностью. Бывает и такое. Но я стараюсь быть упорным, потому что понимаю: бездействие ни к чему не приведет.

— Ты вообще оптимист или пессимист?

— Оптимист, конечно. Стараюсь в любой ситуации искать позитив.

— Несмотря на это, в карьере были психологические ямы?

— Были. Например, когда мало играл. Тогда с Гончаренко много общался, когда не мог забить, копался в себе. Но с возрастом такое отношение к проблемам уходило. Можно сказать, в этом плане я стал старше.

«Промах в матче с «ПСЖ» — пожалуй, самый большой промах в карьере»

— Ты хотел вернуться из «Белшины» в БАТЭ?

— Безусловно. Но также хотелось и играть.

— То есть ты уже смирился с тем, что в Борисове не заиграешь?

— Не то, что смирился, но в силу разных причин это понимал. Мне даже Виктор Михайлович прямым текстом говорил, что не может дать 100-процентную гарантию того, что я буду играть в БАТЭ. В итоге по-хорошему расстались. Мне хочется играть, чтобы потом детям что-то рассказать.

— Какие у тебя вообще отношения с Гончаренко были?

— Мне кажется, что хорошие. Тем более он меня и Багу когда-то брал к себе в дубль, относился всегда хорошо, да и я его уважал. Этот тренер многое мне дал, доверял, начал выпускать на поле. Можно сказать, что моя карьера – во многом его заслуга. Я Гончаренко благодарен за то, что он меня вырастил как футболиста. Сколько на тренировках буквально за руку меня водил, показывал все, объяснял, рисовал на листиках, на макете. Пожалуй, поставлю Виктора Михайловича наравне с моим первым, детским тренером.

— Под руководством Гончаренко ты как раз и дебютировал на групповом этапе Лиги чемпионов.

— Да, в 2008 году, в последнем домашнем матче – с мадридским «Реалом». А должен был выйти еще в первом туре, в Испании. Я уже разминался, готовился к появлению на поле, но удалили Хагуша, и в итоге вышел Казанцев. Тем не менее, верил, что еще сыграю.

— Страха не было перед дебютом?

— Был, конечно. Все-таки молодой еще, «не обкатанный». А с «Реалом» в Минске еще к тому же и холодно было. Но, в принципе, все прошло нормально.

— Сохранил себе запись матча для истории?

— Нет, я таким не занимаюсь (смеется). Тем более, думаю, в интернете можно легко найти его.

— Как к критике относишься?

— Спокойно. У каждого свое дело, своя жизнь. Хотят – пусть критикуют. Я буду прислушиваться к тем людям, чье мнение мне дорого.

— А помнишь промах в матче с «ПСЖ»? Это самый большой промах в твоей карьере?

— Да, пожалуй, так и есть. Пусть он и будет единственным.

«Думал, что Гончаренко поедет работать в Европу»

— Голы свои помнишь? Например, первый в Высшей лиге.

— С «Днепром» играли в первом туре дома в 2009 году. Меня выпустили в начале второго тайма, и на 94-й минуте Сергей Кривец исполнял подачу с углового. Руслан Копанцов не дотянулся, и я на дальней штанге замкнул. В итоге тот гол стал единственным и победным в матче. Какие чувства были? Так все быстро произошло, что даже ничего не понял. Помню, что побежал за ворота, ребята подскочили, поздравили.

После того гола стали мне больше доверять, выпускать на поле. Я сам не боялся где-то ошибиться. Но иногда от огромного желания везде успеть получался сумбур. Тем не менее, Гончаренко успокаивал меня, по-прежнему старался все объяснить, показать, помочь. Это его такая хорошая черта – всегда найдет подход к игроку.

— Как ты воспринял переход Виктора Михайловича в «Кубань»?

— Довольно спокойно, хотя, честно говоря, для меня его уход в течение сезона, а там более в Россию оказался несколько неожиданным. Я думал, что он поедет работать в Европу. Мне кажется, в России просто тяжелее работать. Но он выбрал «Кубань» – все равно рад за него.

— После ухода из БАТЭ с ним связь как-то поддерживал?

— Нет. Только если виделись где-то, здоровались. Но не созванивались.

— Ты рассказывал, что он тебя так опекал в БАТЭ, а после расставания с ним связь прервалась. По-моему, как-то странновато.

— Он, конечно, растил меня как футболиста, вел меня, но отношения чисто профессиональные были. До панибратства не доходило. Однако никогда о нем плохого не скажу, да и ему, думаю, на меня не за что обижаться.

— Как ты относишься к возвращению игроков БАТЭ?

— В принципе, если футболист хороший, почему бы и не вернуться. Я спокойно к этому отношусь. Если мне предложат контракт, все будет устраивать и меня, и клуб, то можно рассмотреть. В жизни ни от чего зарекаться не стоит.

— А возвращение в БАТЭ не станет шагом назад в профессиональном плане?

— Почему? Везде есть свои плюсы. Участие с «желто-синими» в еврокубках ничто не заменит. Это огромный плюс.

— В период выступления в Беларуси поступали предложения от других клубов?

— Был интерес, но в основном на уровне разговоров. В Польшу как-то звали, но Анатолий Анатольевич не отпускал, тем более он хотел, чтобы из БАТЭ переходили футболисты в хорошие европейские команды.

— БАТЭ всегда славился своей хорошей атмосферой. А в «Балтике» так же?

— Там тоже приятно находиться. Всегда могут подойти, объяснить, поддержать, при поражениях команда собирается, ищет решение проблемы. Мне там все нравится, все устраивает.

— Ты доволен тем, как складывается твоя карьера?

— Конечно, были в ней и взлеты, и падения. Но, в целом, рад тому, как она проходит. Тем не менее, хочу дальше расти, прогрессировать.

«Калининград могу сравнить с Мадридом»

— Пиво «Балтика» и футбольный клуб как-то связаны между собой?

— Абсолютно никак. Это же питерский пивной завод. Правда, я сам, когда приехал, задал вопрос на эту тему. Просто думал, что завод в Калининграде, раз команда так называется. Оказывается, что название клуба произошло от Балтийского моря.

— Ты купался в нем?

— Да, пару раз ездил. Очень холодное.

— А как тебе сам Калининград?

— В принципе, неплохой город, но Минск все-таки лучше.

— Калининград – это Европа?

— Думаю, да. Даже немного похож на западноевропейский город: улочки узкие, дома.

— С каким городом из тех, где побывал, сравнишь его?

— Наверное, с Мадридом. Но Калининград более пыльный. Бывало, что хотелось остановку пройти до дома, так пока дойдешь, вся обувь грязной становится, дышать тяжеловато.

— Где живешь?

— Как и все игроки – на квартирах, которые оплачивает клуб.

— С женой вместе?

— Конечно. Правда, она иногда тоже в Минск уезжает на сессию. Ее в Калининграде, вроде, все устраивает, общается с женами футболистов, с подружками встречается.

— А дети когда появятся?

— Даже не знаю. Как Бог даст. Все будет идти своим чередом, не хочется загадывать. Кого хочется? Буду одинаково любить и дочку, и сына. Если сын будет слишком активный, может, в футбол отдам (смеется).

— В Калининграде хотел бы остаться жить?

— Мне такой же вопрос и там задавали (смеется). Если честно, не хотелось бы из Минска никуда уезжать. Здесь все-таки родные, друзья. Даже сейчас, находясь в отпуске, появилось желание именно работать, играть, а не уезжать из Беларуси.

— Тем более, здесь больше развлечений. В Калининграде ты в караоке только и развлекаешься, наверное.

— Я не скажу, что часто там бываю. Иногда просто захаживаю, если делать нечего. Иногда командой собираемся и играем в PlayStation. Я «гоняю» за «Манчестер Сити», правда, успехами не похвастаюсь, потому что все-таки любитель в той компании.

— В социальных сетях сидишь?

— Только в Facebook. И то захожу туда только «по праздникам».

— ВКонтакте есть два Максима Скавыша.

— Видел. Но это не я, точно. Раньше сидел там, но иногда задавали такие глупые вопросы, например, как я отношусь к Гончаренко. Что я ему отвечу? Честно, потом это надоело, и я удалил страницу. Если с кем-то хочу пообщаться, то могу позвонить.

— Ты себя в Калининграде чувствуешь легионером?

— Да. Лимит не мешает, но чувствуется, что я не дома, что-то не то. Пока мне тяжело привыкнуть.

— Как к белорусам в городе относятся?

— В принципе, хорошо. Меня, в частности, могут на улице узнать, фанаты встречают, все хорошего мнения. Бывали случаи, когда в автобусе здоровались со мной.

— То есть знаменитость в городе. Как относишься к своей славе?

— Приятно, конечно (смеется). Но мне до статуса знаменитости еще далеко.

Поделиться:

Комментарии:

или

10 января 2014 г. 22:06:40 #

Тот самый промах в матче с "ПСЖ"..... Как вспомню... Но это уже в прошлом:)
Удачи, Макс!!! Побольше голов!


Ответить
10 января 2014 г. 22:14:56 #

хорош...


Ответить