Владимир Курнев: «Я не интересуюсь тем, что пишут обо мне, я обижаюсь, когда не пишут» | offside.by

Владимир Курнев: «Я не интересуюсь тем, что пишут обо мне, я обижаюсь, когда не пишут»

 Дмитрий Руто,

19 Янв. 2014 в 13:52

Новость:  Хорошая  |  Плохая Текущий рейтинг: 9

Владимир Курнев является одной из самых узнаваемых фигур в белорусском футболе. Сейчас специалист наслаждается отдыхом в окружении семьи. Offside.by встретился с экс-наставником брестского «Динамо» и узнал о том, почему его не могли уволить, как строились отношения с болельщиками, как все-таки осуществлялась «связь через пиццерию», а также о взаимоотношениях с Виктором Соколом и Евгением Шабуней.

«из солигорска со мной никто не связывался»

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Отдыхаю пока, восстанавливаюсь после работы в Бресте, общаюсь с друзьями: с Анатолием Николаевичем Байдачным, Георгием Петровичем Кондратьевым, Андреем Зыгмантовичем, Игорем Ковалевичем. Провожу время с детьми, внуками. Смотрю футбол по телевизору.

— После своей отставки матчи чемпионата Беларуси посещали?

— Нет, не ходил. Как-то не особо хотелось. Тем более футбола сейчас хватает по телевизору. Хорошего, качественного. Но, думаю, с началом нового сезона снова буду посещать матчи отечественного первенства. Это же наш, родной футбол – никуда от него не денешься.

— На тренерский мостик вернуться не хотите?

— Почему не хочу? Есть и силы, и опыт, и знания, и здоровье позволяет. Но пока никто не приглашает. Посмотрим, как будет дальше.

— Предложений вообще нет?

— Пока нет. У нас не так много клубов, но много безработных тренеров. А идти работать, как, например, в «Верасе», в Бресте, в «Партизане», где денег не было, не хочется. Потому что я за эти три года натерпелся. А хорошие команды не предлагают, поэтому пока ждем, надеемся, может, кому-то понадобятся мои знания, мой опыт. Но хочется идти в клуб, который будет решать серьезные задачи, где есть нормальные условия. Не только финансовые, но и учебно-тренировочные. 

— Была информация, что вы могли возглавить солигорский «Шахтер».

— Я не знаю, откуда эта информация. Я читал новости, но со мной из Солигорска никто не связывался, никто не разговаривал, не встречался.

«Хотел бы поработать за границей»

— Каким должен быть белорусский тренер?

— Профессиональный тренер – это тот тренер, который дает результат. Здесь не важен даже возраст. Юпп Хайнкес в 68 лет признан лучшим тренером года. Трапаттони больше 70, в возрасте уже Дель Боске, Капелло. Пока у людей есть востребованность, они работают.

Что еще? Тренер должен соответствовать уровню футбола, должны быть человеческие качества, он должен находить контакт и с руководством, и с футболистами. Но одновременно должен иметь свое мнение и быть с ним согласным.

— Вы себя считаете квалифицированным специалистом?

— Что мне себя оценивать? Я уже как-то сказал, что являюсь тренером уровня национальной сборной. Но, может, у людей что-то не то с чувством юмора, прицепились к этим словам. Это же я несерьезно сказал. А так считаю себя нормальным тренером.

— За границей хотели бы поработать?

— Наверное, да.

— В каком чемпионате?

— То первенство, которое меня привлекает, туда не позовут (смеется). Мне нравится чемпионат Англии. Очень нравится. В последнее время Германия прельщает. Когда учились на курсах Pro, ездили на стажировку в Штутгарт, побывали на игре местной команды. Это, конечно, зрелище удивительное: полный стадион, боление, после игры футболисты подходят к трибунам, благодарят болельщиков. Это надо видеть.

Смотрю, конечно, еще Италию, Испанию. Французский чемпионат чуть меньше интересует. За российским первенством, конечно, слежу. Особенно когда там играют между собой «Спартак», ЦСКА, «Зенит». Потому что смотреть за командами из нижней половины таблицы не очень интересно. Хочется следить, когда полные стадионы, когда действительно футбольная атмосфера, когда это действительно интересно.

— В Беларуси есть такие матчи?

— Это БАТЭ с «Динамо». Стараюсь посещать эти игры, ездим с друзьями в Борисов, в Минске ходим на стадион. В прошедшем сезоне также нравились матчи борисовчан и минчан с «Шахтером». Есть в Беларуси достойные поединки.

— Но даже на них стадионы не заполняются.

— Да… Я раньше, когда на «Динамо» ходил, все время говорил директору стадиона, что после посещения матча на этой арене он должен давать деньги на химчистку. Кто пойдет на такие стадионы? Я хожу, конечно, в силу того, что это работа, это жизнь.

«думаю, это была какая-то спланированная акция»

— Как Вы относитесь к белорусским болельщикам?

— Я так понимаю, что есть люди, которые ходят на футбол и болеют, смотрят игру. А есть те, кто ходит, чтобы как-то проявить себя. Уходят со стадиона, какие-то делают акции, поворачиваются спиной к полю, 15-20 минут стоят молча, что-то тем самым выражая. Я этого не понимаю. Я, допустим, как специалист иду на футбол, чтобы посмотреть за действиями команды, отметить какие-то технико-тактические нюансы. А если тебе не нравится этот вид спорта, то не ходи на матчи, занимайся чем-то другим.

А в целом, конечно, футбол без болельщиков – это не футбол.

— Есть такие болельщики, которые с трибун отправляют тренеров в отставку.

— Да, есть всякие-разные.

— В частности, в Бресте такие были.

— Я так думаю, что за этим кто-то все-таки стоял. Не могу утверждать, что это была санкционированная акция, но у меня есть мысли, подозрения, что за этим кто-то стоял.

Болельщики должны болеть за свою команду и когда она выигрывает, и когда она проигрывает. Разные же бывают периоды в жизни клуба.

— Вы, сидя на лавке, слышали, что кричали в ваш адрес болельщики в Бресте?

— Конечно, слышал. Это неприятно, но что делать: от любви до ненависти – один шаг. Был бы результат, наверное, все было бы по-другому.

— С таким отношением болельщиков первый раз в карьере столкнулись?

— Да, впервые. Для меня это было довольно неожиданно и неприятно. Но что делать? Пережили голод, переживем и изобилие.

— Помните встречу с болельщиками у стадиона?

— Опять же, говорю, что это было спланированная акция, потому что она записывалась на видео, потом давалась в интернет. Значит, это все было не просто так.

— О чем думали после той встречи?

— Домой пришел спокойным, никаких особых мыслей не крутилось в голове.

— С коллегами по этому поводу не общались?

— Между собой, в своих кругах, конечно, обсуждали это, но это было в рамках исключительно нашего общения.

«пользователи в интернете так иногда подписываются...»

— Как в принципе к критике относитесь?

— Если это критика конструктивная, то, наверное, положительно. А если тебя критикует человек, который футбол через форточку смотрит, который мяч от морковки отличить не может, к его мнению отношусь безразлично. Я понимаю, если бы в мой адрес что-то говорили коллеги, заслуженные люди, специалисты, которые из себя что-то сами представляют, добились каких-то результатов. К этому бы я, конечно, прислушивался, делал какие-то выводы.

— То есть мнение на интернет-форумах для вас вообще не важны?

— Да, абсолютно безразлично. Во-первых, пользователи там иногда так подписываются, что даже удивляешься: «осенний дождь», «падающий камень», еще что-то. Какой нормальный человек может себя так назвать? Я в последнее время вообще стараюсь такое не читать. Сейчас Анатолий Николаевич Байдачный открывает в интернете свой блог, свою страничку. Вот его будет интересно почитать.

— Сами не хотите блог завести?

— Пока не готов к этому (смеется). Хочу посмотреть, что получится у Байдачного. Он все-таки человек с журналистским образованием, заслуженный тренер, поработал и с национальной сборной, и в России с хорошим клубами. Посмотрим, как пойдет у него.

— Как относитесь к критике в спортивной прессе?

— Там тоже разные есть писатели. Но я считаю, что со спортивной прессой у меня нормальные отношения. В какой бы команде ни работал, кто бы ни курировал этот клуб, у нас всегда с журналистами оставались нормальные человеческие отношения. Я с ними продолжаю общаться, поддерживаю отношения. Критикуют – без этого никак, это их работа.

«Почему я должен находиться на скамейке в спортивном костюме?»

— Вас часто называли модным тренером. Говорили, что вы больше думаете не об игре, а о своем внешнем виде.

— Если вы обращаете внимание на европейские чемпионаты, то посмотрите, как одеваются Гвардиола, Симеоне, например. Они – лицо команды. Всегда в костюме, галстуке. Солидные клубы на все игры ездят в таком виде. Почему я должен находиться на скамейке в спортивном костюме? По городу так ходить, в федерацию. Поэтому я, когда одеваюсь, даже про это не задумываюсь

— Вы говорите, что футболисты европейских клубов ездят на матчи в костюмах. В Бресте не пытались такое ввести?

— В мое время такого не было, но я знаю, что Геворкян пытался привить это и тренерскому штабу, и игрокам. Не знаю, насколько это получилось, но, по крайней мере, попытка была. Я даже не думал, потому что нам было не до этого.

— Евгений Савостьянов говорил, что вы ему дали прозвище «Пельмень». Почему?

— Это было в Гродно, Женя только начинал играть в футбол. Родился он в Волковыске. А в этом городе делают вкусные пельмени. И как-то так получилось. Но я думаю, что Женя на меня не обижается.

— Кому-то еще из футболистов давали когда-нибудь прозвища?

— Может, где-то и было такое. Но у нас больше специализируется в этой теме Юрий Пудышев. У него это хорошо получается, как-то схватывает момент, суть.

— У вас какое прозвище?

— Когда играл, называли меня «Цыпа». Потому что у меня были длинные волосы, был похож на Вицина в роли пана Цыпы из Кабачка «13 стульев». Кажется, с подачи Васи Курилова, хорошего брестского футболиста, появилось такое прозвище.

— Футболисты вас как называют: по имени-отчеству или просто по отчеству?

— По отчеству. Легионеры, допустим, говорили «тренер», «коуч».

«Сато сначала называли «Хондой»

— Кстати, о легионерах. Как нашли японца Сато?

— Мы его нашли чисто случайно. Были в Турции на сборах, нам позвонили, сказали, что есть парень, японец, не хотим ли мы посмотреть его. У нас с качественным народом в средней линии были проблемы. Мы посмотрели Минори, с первого взгляда он приглянулся. Было видно, что это игрок хорошего уровня.

— Какие качества в нем привлекли?

— Работа с мячом, координация, ловкость, понимание футбола. Это действительно хороший футболист. Может, антропометрические данные мешали, но тем не менее.

Знаю, что он сейчас пробует трудоустроиться в Польше. Получится или нет, в любом случае желаю ему удачи. Он достоин того, чтобы играть в хорошем клубе.

— Сато может когда-нибудь в сборную Японии попасть?

— Думаю, будет сложновато, ведь туда вызываются игроки из Англии, Италии.

— Не боялись, что Минори не заиграет из-за другого менталитета?

— Нет, не боялись, потому что в свое время он и в «Вентспилсе», и в «Сконто» поиграл. Все-таки от Латвии мы по менталитету не сильно отличаемся. Да он и сам хорошо влился в команду, был общительным. Мы его сразу «Хонда» звали. Потом провели собрание и спросили у него самого, как называть. Пришли к выводу, что лучше Мино.

— На каком языке он общался?

— На английском. У нас Серега Семенюк этим языком владеет, Верон Огар. И через них он общался, проблем не было.

— Если заговорили о Вероне, вспомните его знаменитые фотографии.

— Я думаю, что Симон так по глупости поступил. Он потом объяснил, что те снимки, где деньги разбросаны, были сделаны еще в Витебске. Он там с женой был, с друзьями. Мы, конечно, ему объяснили, что можно все, но выставлять это в интернет было ни к чему.

— Как-то на послематчевой пресс-конференции Вы говорили, что в отношении Огара последовали бы санкции, если бы в то время клуб мог себе это позволить. Какое наказание могло быть в отношении футболиста?

— Его хотели отчислить из команды, но тренерский штаб предпринял попытку объяснить руководству, что за совершенную глупость можно его наказать штрафными санкциями, но ни в коем случае не отчислять, потому что он в «Динамо» ведущий игрок. Мы убедили руководство, и Верон остался в команде, он нам был нужен.

«Зимой разговаривал с Витей Гончаренко по поводу Максима Володько»

— Вы остались довольный приобретениями в прошлом сезоне?

— Сато я доволен, Николов, я считаю, хорошего уровня игрок. От остальных ребят большего ожидали: от Толканицы, Перепечко, Колядко, Кравченко, Дамьяновича.

— Если не секрет, кого еще хотели пригласить в команду, но не получилось по каким-то причинам?

— Мы разговаривали с Гавриловичем, Карницким.

— Карницкий уже тогда Вас привлек?

— Он меня заинтересовал еще когда в «Полоцке» играл. Я работал в «Партизане», и просто не было возможности этого футболиста пригласить. Во времена «Динамо» с его агентом разговаривали, но потом у нас произошла заминка. И в итоге он ушел в «Гомель».

— Кто еще мог оказаться в Бресте?

— В свое время с Витей Гончаренко разговаривал по поводу Максима Володько. Еще зимой, когда шла предсезонка. У меня были тогда Сигневич, Клопоцкий, Премудров – игроки молодежной сборной. Думал еще добавить Максима. Гончаренко попросил меня подождать до матчей с «Фенербахче». Потом он сказал, что БАТЭ на Володько-младшего рассчитывает. Сначала футболист не проходил в состав, тем более год провел в аренде в СКВИЧе. А потом видите как заиграл, стал игроком основного состава. Сейчас клуб покинули Бордачев, Юревич, и на левом фланге кроме Максима никого не осталось.

— Один молодой игрок из БАТЭ у вас все-таки играл – Вадим Курлович.

— Мы его пригласили из «Витебска». В принципе, он неплохой футболист, но тоже хотелось от него чуть-чуть большего.

— Сейчас за Первой лигой следите?

— Я вообще футболом интересуюсь. И Первой, и Второй лигами. Сейчас меня Стасик Савицкий приглашал на награждение АЛФ. В воскресенье прошла церемония, Новицкий, наш мэтр, вел ее. Пригласили меня, Игоря Воронкова и Женю Лошанкова. Мы вручали награды, поздравляли в качестве почетных гостей. Поэтому я в курсе всех событий, мне это интересно.

Бывают такие периоды, когда немножко хочется отдохнуть. Но время проходит, и снова хочется жить, работать в футболе.

— Раз следите за минорными лигами, может, кого-то уже заметили там?

— В прошлом году мы пригласили Артема Татаревича из «Волны». Я его давно звал, но пинчане никак не отпускали. В итоге встретились с руководством клуба, его мамой, и футболист переехал в Брест. Матчи второй шестерки отыграл практически все в основном составе.

А так, вообще, я отчеты читаю, слежу, но не всех вижу вживую, поэтому трудно что-то конкретное сказать.

— Приглашая игрока, вы на что больше обращаете внимание: игровые характеристики или человеческие качества?

— В Брест мы приглашали таких игроков, которых просто могли себе позволить. Потому что купить футболиста не было возможности. Особо выбирать не приходилось. Смотрели на проблемную позицию, приглашали и потом, в процессе, притирались.

«Футболисты должны сами качественно выполнять свою работу»

— Методы воспитания футболистов у вас какие?

— Стараюсь объяснить игрокам, что им еще нужно тренироваться, работать, повышать свое мастерство, чтобы не мнили о себе много. Беседы проводим, в том числе индивидуальные, собрания. На каких-то примерах пытаемся все объяснить. Я думаю, сейчас молодые ребята прекрасно понимают сами, что если будут играть и стараться, могут попасть в хорошие клубы, чемпионаты.

— После матча с «Днепром» в 20 туре вы говорили, что в перерыве «пристыдили ребят». Как это происходит?

— Было такое, даже помощники вмешивались в этот процесс. Потому что все-таки это домашняя игра, на нее пришли зрители, родственники, болельщики, руководство. А мы играли так, что просто стыдно становилось. Когда футболист выходит на поле, у него должны глаза гореть, он должен биться, сражаться. В первом тайме я такого не наблюдал, поэтому пришлось побеседовать.

— Вы на какие-то чувства давите?

— Просто пытаешься объяснить людям, что так нельзя играть. Мы играем дома, мы хотим выиграть, поэтому нужно перестроиться во втором тайме. Иногда доходит, иногда нет. По-разному бывает.

— А когда не удалось достучаться до футболиста?

— Это вина тренерского штаба, отдельно главного. Хотя футболисты – профессионалы, они сами должны качественно выполнять свою работу, потому что они так зарабатывают деньги. Тренер же должен нюансы какие-то рассказать, подсказать, обратить внимание на слабые места соперника.

— В Бресте когда не удалось достучаться до игроков?

— Кто его знает. Может, в той игре, которая стала для меня последней. Мы проиграли дома «Днепру» 0:1. До этого я свою карьеру анализировал: с могилевчанами у меня, как у тренера, всегда был положительный результат. Даже ни одной ничьи не было. И это первый матч, который я проиграл «Днепру».

Еще был период, когда мы неплохо смотрелись в концовке первого круга, из 9 взяли 7 очков. Предстоял выезд в Солигорск. Я сказал ребятам, что даже ничья будет плохим результатом, а мы в итоге вообще проиграли – 0:5. До этого поединка казалось, что мы выходим на определенный уровень, есть какие-то шансы. Я ехал с позитивом, а случилась серьезная осечка.

«Проигрыш СКВИЧу в Кубке – самое большое разочарование в моей карьере»

— Как вы переживаете неудачи?

— Тяжело они переживаются. Когда проигрываешь, ничего не хочется: ни куда-то идти, ни в городе появляться, потому что стыдно. Проходит какой-то период времени, выходной день – и снова на работу. Стараюсь как-то абстрагироваться от этого, потому что впереди следующий матч, а главный тренер должен идти в команду с позитивом. Обязательно мы проводим какие-то собрания, беседы, разбор игр. Но проигрывать, конечно, всегда неприятно.

— Некоторые после неудач уходят с головой в семью, на рыбалку ездят.

— Я не любитель рыбалки, честно говоря. Покушать рыбу – да, люблю, а вот ловить – нет. Я больше времени провожу с семьей. Семья – это лучшее восстановление, тем более у меня есть дети, внуки. Есть чем и кем заниматься.   

— Вы как-то отмечали, что самое обидное поражение – в 1/8 финала Кубка Беларуси.

— Мы проиграли СКВИЧу, который за неделю до матча собрался, в дополнительное время. Для меня это был просто ужас, удар, после которого тяжело отойти. Я немножко на пресс-конференции сорвался, про мотобольные мячи наговорил. Это, наверное, самое большое разочарование всего года. Да и, наверное, всей моей тренерской карьеры. Хотелось бы, чтобы такого больше не повторилось.

— Матчи с «Шахтером» и «Неманом» – главные неудачи сезона. А были поединки, после которых Вы были горды за команду?

— Таких, наверное, и не было. Хотя, может, игра с «Торпедо-БелАЗ» в первом круге, когда мы проигрывали 1:0, но в итоге в концовке вырвали победу, пусть даже и в большинстве доигрывали.

«Встретил в федерации Шабуню и объяснил популярно, что и как»

— О ваших установках ходит много легенд.

— Действительно, что-то достоверное рассказывают, что-то придумывают.

Какая должна быть установка? Вот смотрите: в течение недели готовишься к игре, тренируешься, какие-то упражнения наигрывашь, а установка перед поединком должна быть эмоциональная, заводная, стимулирующая, чтобы команда готова была побеждать. Не нужно сидеть и 2,5 часа рассказывать, как играть в футбол. Поэтому стараешься привести примеры какие-то, завести ребят, чтобы у них глаза горели, чтобы они бились, чтобы не было безразличных людей на поле.

— А что насчет цитирования «Прессбола»?

— А что тут такого? Берешь газету, смотришь статистические данные противника, игроков. Если много пропускают, значит, есть слабые места в обороне, этому нужно уделить внимание. Я не вижу в таких установках ничего криминального.

— Виктор Сокол как-то говорил, что вы работаете по одной системе уже 20 лет.

— Он у меня 20 лет тренировался что ли, что знает мои методики? Говорит, что я плохой тренер, плохо работаю, но почему-то, когда Сокол ушел из брестского «Динамо», его не пригласил ни один клуб. А ему всего 31 год. Пусть я плохой тренер, но почему хорошие наставники его к себе не позвали?

— Он сказал, что если бы вы уехали из Бреста, то, может, и остался бы в «Динамо», играл бы.

— То есть из-за этого он фактически завершил карьеру? Мне непонятно. Василюку сейчас 35 лет, он возвращается в «Динамо» востребованным футболистом. Он играл и в «Минске», и в БАТЭ, сейчас на него рассчитывают в Бресте. Ну как в 31 год можно было из-за меня закончить с футболом? Если ты хороший футболист, нужен другому клубу, то играй. Но почему-то его никто не пригласил.

— Какие у вас с ним отношения?

— Были рабочими, а сейчас – никаких.

— Не пытались с ним как-то выяснить отношения?

— Я таким не занимаюсь.

— Никогда не доводилось звонить журналисту или оскорбившему вас публично человеку?

— Нет, никогда не звонил. Только раз встретил в федерации футбола Шабуню, немножко ему объяснил популярно что, чего и как.

— Он понял?

— Не знаю. Если человек нормальный, адекватный, то поймет. Если нет, то это уже его проблемы.

— И все же, после интервью Шабуни не было желания сразу позвонить ему?

— Нет. Я же говорю, что чисто случайно в федерации футбола столкнулись. Если бы там не встретились, и не говорили бы. А что мне выяснять? Надо в первую очередь с себя начинать, рассказывать про себя, какие у тебя проблемы. А «поливать» других, считаю, неправильно.

«В клуб приходил факс на мое имя, где указывалось, что нужно сделать, с чем разобраться»

— Вы лично на кого-нибудь обижены до сих пор?

— Что такое обида? На обиженных, как говорят, воду возят. Есть неприятный осадок, какие-то ощущения. А зачем мне на кого-то обижаться?

— И даже на руководство «Динамо-Брест»?

— Просто есть неприятные ощущения. Знаю, что в клубе с первого дня, после ухода Базанова, стояла задача снять меня с работы.

— А зачем вы пошли в «Динамо»?

— Меня приглашал еще Базанов. А потом, так получилось, что мы отыграли сезон, он ушел, пришло новое руководство. С этого все и началось.

— Если знали, что вас хотят снять с работы, не было желания самому уйти?

— Нет, мне хотелось работать.

— Даже под таким прессом? Зная, что вас могут в любой день попросить на выход?

— Так и работали. Если бы было другое, может, и результат другой показали бы. Тренеру, вообще, нужно быть готовым ко всему, расслабляться и почивать на лаврах не приходится. Да, приятно когда выигрываешь, в турнирной таблице находишься на высоком месте, но все равно нужно дальше работать, не останавливаться.

— Руководство на тренировках бывало?

— А что ему делать там? Оно и на игры не все приезжало.

— В прошлом сезоне два раза вас увольняли. Почему так получилось?

— Я даже не знаю, почему. Наверное, кому-то был неугоден, может, хотели другого тренера.

— Сначала – в июне.

— Летом меня вообще никто не мог убирать, потому что по закону это невозможно было сделать. Контракт был подписан, когда у нас еще были три круга. По итогам каждого этапа нужно было выполнить определенную задачу, а затем – итоговую. Поэтому в июне результат был промежуточный, оценочный. Даже учитывая то, что меня нельзя было увольнять по закону, пытались, хотели. Я объяснил им все, и все успокоилось. Однако затем продолжилось.

— В сентябре вы окончательно покинули клуб.

— Окончательно и бесповоротно. Как раз на следующий день после свадьбы дочки была игра с «Днепром», мы проиграли. Я встретился с директором клуба, и мы решили, что лучше сотрудничество прекратить.

— Вы не покидали «Динамо» из-за того, что вас не рассчитали?

— Может быть, из-за этого. У меня был действующий контракт, у меня были определенные бонусы за каждое занятое место, мне не платили зарплату. Это мои деньги, которые я зарабатывал своим трудом, здоровьем. Эта причина также была среди тех, почему я не хотел уходить из клуба. Когда мне предложили расстаться и рассчитать полностью, я дал добро. Сколько должны были? Пусть это останется коммерческой тайной. Об этом знает Евгений Степанович Троцюк – он считал мои деньги.

— У вас, может, камень с души упал, когда ушли из клуба?

— Честно – да. На тот момент мне стало легко, свободно. Я просто первое время наслаждался тем, что не работаю. А потом прошло время, и снова захотелось в футбол.

— Вы говорили о задачах, прописанных в контракте. Какие они были?

— Конечный результат – 8 место. После первого и второго кругов команда должна была занимать 9 строчку в турнирной таблице.

— Могли лучше выступить?

— Наверное, могли. У нас еще был период, перед распределением на шестерки, когда за несколько туров был шанс попасть даже в верхнюю часть таблицы. Но не получилось.

— Давайте вспомним историю про «связь через пиццерию».

— Да, такое общение у нас было с председателем правления, поэтому так и высказался. В клуб приходил факс на мое имя, где указывалось, что нужно сделать, с чем разобраться. Я факсом телеграфировал обратно: сделано то-то и то-то. Вот такое общение, то есть «через пиццерию».

— Сколько раз вы с новым руководством встречались в течение сезона? По пальцам одной руки можно пересчитать?

— Думаю, что да. Бывали такие моменты, что даже после игры никто не заходил в раздевалку, не поздравлял с победой. Все только ждали возле входа, когда мы проиграем, чтобы обсудить моменты. Директор клуба иногда заходил, а остальные... Никто и не поздравил ни разу с победой, как будто так и должно быть. А ребятам внимание руководства в такие моменты приятно.  

— А у вас лично не было желания встретиться с начальством, что-то попросить для команды, обсудить какие-то вопросы?

— Ой, давайте лучше эту тему не затрагивать. Мы договорились, что ни они про меня плохого не будут говорить, ни я про них.

— Как пришли к такому соглашению?

— А зачем эту грязь ворошить? Все прекрасно понимают, что в футболе много всего случается, и хорошего, и нехорошего. Зачем это все выносить на форумы, на всеобщее обсуждение. Поэтому что было, то было. Лучше промолчу. 

«Думаю, в брестском футболе порядочные люди все-таки есть»

— В течение сезона в интервью, на послематчевых пресс-конференциях было сказано много слов. За какие-то вам стыдно сейчас?

— Может, не надо было после Кубка в таком тоне высказываться. Но все-таки проиграли аутсайдеру Первой лиги, в Минске, где на трибуне специалисты собрались.

— Специалисты в кавычках?

— Да. У нас же много таких. Черчесов, когда тренировал «Амкар», из-за дисквалификации наблюдал за матчем с трибуны. Так он выразился, что рядом с ним сидели одни специалисты, только он – болельщик. Так и у нас: все разбираются в футболе.

— За какие-то слова еще стыдно?

— Наверное, нет. Потому что я говорил все, как есть на самом деле, ничего не придумывал.

— Как-то вы говорили, что в брестском футболе не осталось порядочных людей.

— Я думаю, что они все-таки есть. Тогда все накипело, сказано было по горячим следам. Порядочные люди везде есть.

— Вы с ними знакомы?

— Я лично – да. Но фамилии называть не буду (смеется).

«Если футболист неделю питается пельменями, что с него можно требовать?»

— В прошедшем сезоне «Динамо» преследовали финансовые проблемы, даже футболисты задерживали матч.

— Игроки задержали поединок со «Славией» на 10 минут. Тренировались один раз самостоятельно. Тренеры, конечно, присутствовали, но лишь в качестве наблюдателей.

— Вы одобряете такие методы воздействия на руководство?

— Даже не знаю. Хотя вот даже в Испании такие акции встречаются. Команды вышли на поле, одна с центра поля вводит мяч, а игроки второй просто стояли секунд 40 без движений, сложив руки на груди. Так они выразили свой протест против того, что им не платят зарплату.

Вообще, никогда не хочется доходить до крайностей, но, понимаете, когда случаются такие финансовые проблемы, очень сложно руководить коллективом. Разные есть люди в команде: кто-то понимает ситуацию, кто-то готов потерпеть, кто-то нет. Но у людей семьи, как-то кормить нужно, и на игре это все сказывается. Потому что какое питание – такое и катание. А если футболист неделю питается пельменями, что с него можно требовать?

— Как-то на футболистов «Динамо» пытались воздействовать?

— Объясняли, что нужно тренироваться, что нужно играть, что в первую очередь они играют и тренируются для себя. Если они будут работать хорошо, их заметят, пригласят в какие-то более солидные клубы. А если нет – так и останутся на месте. Но когда не платят деньги, все-таки бывает тяжело объяснить, чтобы человек это понял.

— Бойкот на матче в вашей тренерской карьере впервые случился?

— В 2012 году такой же случай был в Бресте. А так, кроме этой команды, больше нигде с подобным не сталкивался.

— В «Динамо» вы столкнулись со многим впервые: и отношение болельщиков, и задержки матчей.

— Все нужно пройти в этой жизни. Что поделаешь.

«стал раздражительным, а раньше был другим»

— Если подытоживать, вы довольный своей карьерой в Бресте?

— Как можно быть довольным карьерой, когда не добиваешься результата положительного, когда нет контакта ни с руководством, ни с болельщиками? Не могу сказать, что доволен.

— А что вообще дал этот период?

— Закалил меня очень сильно. И немножко, наверное, здоровьице подпортил. Потому что все-время жить на вулкане, на переживаниях тяжело. Я стал раздражительным, а раньше был другим. И это даже заметили люди, с которым работал. Да я и сам чувствую, что изменился, даже срывался пару раз. Но это уже все позади, я успокоился, так что все в порядке.

— Этап работы в «Динамо» заставил вас на какие-то вещи по-другому взглянуть?

— Да, на определенные качества некоторых людей, на зависть какую-то. Я даже себе и пометил отдельно, ведь все эти события тоже конспектировал. Итак: «Есть вещи, которые разрушают любого человека: алчность, ревность, зависть. А ведь, как правило, эти чувства человек испытывает намного чаще, чем, скажем, прилив доброты».

— Ваши слова?

— Мои, да. Написаны они были в промежуток с сентября по сегодняшний день.

— А говорите, что блог не хотите вести.

— Я не говорю, что не хочу, просто пока лучше посмотрю, как получится у моего друга Анатолия Николаевича. Там будет видно.

— Какие у вас остались отношения с Брестом?

— С начальником команды общаюсь тесно. С остальными? Мне звонят, я звоню. Так что остались в Бресте люди, с которыми я поддерживаю отношения.

— Это люди не из руководства?

— Да, фамилии и имена не хотелось бы называть, потому что людям там жить и работать еще.

— В течение сезона вам поступали предложения возглавить какой-нибудь клуб?

— Нет, не было такого. Да и мне, когда работал в Бресте, конечно, никуда не хотелось уходить. Сейчас, когда прошел промежуток времени, когда начинается подготовка к чемпионату, читаю сводки, новости, начинает сердечко щемить.

— Что-то положительное из карьеры в «Динамо» осталось в памяти?

— В Бресте были три поля практически в идеальном состоянии. Здесь клуб даст фору всем. Я очень благодарен тем людям, которые занимались этим. Что еще? Пожалуй, больше ничего.  

— Вам интересна судьба клуба?

— Конечно, я все-таки работал там два раза. Мне интересно, как там сложится, как они выступят в этом году. Буду следить, буду болеть, буду переживать, несмотря ни на что.

— А вернетесь в третий раз туда?

Пути господни неисповедимы. Все может измениться.

«Создать команду за полгода нереально»

— За 10 лет вас увольняли 8 раз. Почему так получается?

— Я даже не знаю. Это вопрос к руководству клубов, наверное. Я же старался делать свою работу по максимуму, как мог, как умел. Может, не находил общего языка с руководством. Бывало, люди вмешивались в работу, а мне это не всегда нравилось. Может, отвечал как-то не так.

Понимаете, сделать команду за полгода, которые тебе отведены, практически невозможно, это нереально. Для этого нужно время.

— Сколько?

— Хотя бы провести пару подготовительных периодов. Многое зависит от комплектования – кадры решают все. В Бресте мы купить футболистов не могли, приглашали ребят, которые не подходили по каким-то причинам другим клубам, свободных агентов. В таких условиях очень сложно найти футболистов, которые устроят тебя по всем параметрам.

— Вы как-то говорили, что в любой ситуации ищите плюсы, что-то хорошее. Какие плюсы сейчас?

— Сейчас – отдых. На данный момент это самый положительный момент. Но, повторюсь, уже хочется включиться в работу, поучаствовать в тренировочном процессе, в создании. Но пока не получается.

— Но вы в любом случае остаетесь оптимистом?

— А почему нет? У меня все нормально, вроде, семья хорошая, дети, внуки. Здоровье позволяет три раза в неделю ходить играть в футбол со своими ребятами. Собираемся на «Моторе». Там тоже отдыхаешь душой, ведь можно посмеяться, пошутить, банька там. То есть сейчас, будучи на отдыхе, получаю удовольствие от жизни.

— В разговоре вы поделились своими философскими мыслями. Хотелось бы ими и закончить. Есть еще что-то?

— Хотел бы процитировать Сергея Довлатова: «Я не интересуюсь тем, что пишут обо мне, я обижаюсь, когда не пишут»

Фото: Анна Карпова

Поделиться:

Комментарии:

или

19 января 2014 г. 18:54:05 #

Ну вот и хорошо, человек хоть жить начал...Про Сокола конечно зеркальная ситуация, он плохой игрок значит раз его не позвали никуда, и Курнева тоже не зовут, но причину видит в том, что команд мало, оптимист что тут скажешь...Да и репутация здорова испорчена...


Ответить
19 января 2014 г. 18:55:36 #

Где гифки? Почему автор фотографий не указан? Вы скатились, я отписываюсь!


Ответить
19 января 2014 г. 18:57:48 #

все указано. уже )
она не прислала мне кадров для гифки. в другой раз )


Ответить
20 января 2014 г. 10:13:48 #

раздает интервью направо и налево, уже на голсе вышел)


Ответить
20 января 2014 г. 15:30:09 #

на голсе пиратская копия


Ответить
20 января 2014 г. 16:15:21 #

это оскорбительно!


Ответить
20 января 2014 г. 16:15:57 #

мы будет жаловаться куда следует!


Ответить
20 января 2014 г. 22:21:31 #

))))))))))))))))))))))))))))))))))))))


Ответить
20 января 2014 г. 22:21:48 #

))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))


Ответить