Александр Шагойко: «Надо было собраться раньше. Тогда смогли бы отстоять команду» — Offside.by
Александр Шагойко: «Надо было собраться раньше. Тогда смогли бы отстоять команду»

О том, как «Белшина» переживает нынешнюю зиму, сказано немало. Однако многолетний капитан «шинников» Александр Шагойко в интервью Offside.by рассказал больше подробностей о том, как в команду пришли российские инвесторы, как проходили переговоры игрока с мэром Бобруйска и как уходил Александр Седнев.

 

— Ты недавно в «Ислочи». Успел ли почувствовать атмосферу, уровень команды?

— Еще рано говорить об этом, потому что здесь я чуть больше недели. Но могу сказать, что команда достаточно неплохого уровня даже для нашей Высшей лиги. Я думаю, что при определенных обстоятельствах сможем побороться даже за середину турнирной таблицы. Уровень чемпионата у нас достаточно ровный, за исключением двух-трех команд, так что все возможно. Плюс подбор игроков неплохой: есть и молодые футболисты, и опытные. С каждой тренировкой, с каждой товарищеской игрой все опасения относительно перспектив команды в сезоне у меня пропадают, потому что видно, как мы прогрессируем. Это команда далеко не Первой лиги, а коллектив, который может действительно за что-то бороться. Ребята хотят доказать, что они не просто так вышли на самый верх.

«Ислочь» нельзя назвать каким-то пиар-проектом, который за счет прессы делает себе имя. Это люди, которые планомерно шли в Высшую лигу. Был период любительского футбола, постепенно поднимались. Это проект с ошибками, исправлениями, который с течением времени добился многого.

— Можешь ли организацию работы в «Ислочи», подготовку к сезону сравнить с какой-либо командой, в которой раньше выступал?

— Тяжело это сделать, прежде всего потому, что сейчас я играю дома. А раньше были базы, вокруг одни футболисты. Тут же родные рядом, весь мой быт – это я и моя семья. Команда – это тренировочный процесс, игры, восстановление. Дальше мы расходимся, живем уже дома. Для меня это что-то новое, поэтому ощущения какие-то смешанные. Вроде, и хорошо, ведь все всегда стремятся играть дома. Но и в то же время я уже привык, что постоянно выступал на выезде.

— Можно было не изменять привычкам и соглашаться на предложения мозырской «Славии».

— Кстати, это не единственный вариант, который у меня имелся. Когда принял решение отказаться, позвонил Юрию Иосифовичу. Мне было действительно неприятно, потому что я очень уважаю этого человека, тепло к нему отношусь. Тем не менее он заверил, что никаких обид с его стороны нет, он все понимает. Мы в семье посоветовались, жена сказала, что хотела бы уже видеть мужа дома, дети тоже были на ее стороне. Деньги отходили на второй план, тем более больших сумм в нашем футболе не заработаешь. Я сделал выбор в пользу команды поближе к дому.

— Но команда, кстати, будет проводить свои матчи в Молодечно.

— Ничего страшного. Я давно там не играл. Последний раз, наверное, в 2003 году в составе «Гомеля». Насколько я помню, там довольно неплохой стадион. А ехать 10 километров по городу или 80 по трассе – это не принципиально. Все равно ехать. Единственное, не знаю, как отнесутся болельщики к тому, что придется посещать домашние матчи в Молодечно. Если будут ездить и поддерживать – это здорово. В любом случае, думаю, для Молодечно это только плюс, ведь там давненько не было большого футбола. По крайней мере в первый сезон, уверен, матчи будет посещать много людей.

— У тебя были варианты продолжения карьеры только в Беларуси?

— Более конкретными были белорусские варианты.

— Этой зимой у тебя не было опасений, что из-за возраста не поступит достойных предложений и придется завершить карьеру?

— Нет. Карьеру я в любом случае не завершил бы. Если бы не было достойных вариантов из Высшей лиги, то оправился бы в Первую. А что делать? Пока на данный момент заканчивать не хочется, силы есть. Поиграл бы для себя, а потом, может, что-то и изменилось бы. Даже в той же «Белшине». Если возвращаться к этой команде, то это для меня родной клуб, в котором я начинал и хотел бы там закончить. А достойные предложения… Что можно подразумевать под этим понятием? Конечно, хотел бы играть и в минском «Динамо», и в «Шахтере». БАТЭ? Надо быть объективным, туда меня вряд ли позвали бы, даже если бы забил мячей 10 и отдал 15 передач. Там есть определенная линия развития клуба, под которую я не подхожу. Те же «Шахтер» и «Динамо» – мог и хотел бы, но не судьба. Достойно для меня – это те команды, которые действительно проявляют интерес, о сотрудничестве говорят конкретно. А не так, что «приезжай – посмотрим». Помню, отыграл в белорусском футболе лет 10-12, а меня одна из лидирующих команд позвала на просмотр. Как это понять? Статус себе определенный заработал, меня видели, играл я постоянно в Беларуси. Так зачем просмотр? Мне нужна конкретика. И в этом году, если не брать «Славию», у «Ислочи» был наибольший интерес и определенность с сотрудничеством. Юрий Иосифович позвонил первым, очень хотел у себя видеть, но обстоятельства сложились так, что я остался в Минске.

— Александр Седнев не звал к себе в «Днепр»?

— Мы разговаривали с ним. Он сказал, что если вдруг вообще не будет вариантов, он будет рад видеть меня в Могилеве. Но в конце разговора он высказал уверенность, что все будет хорошо.

— Седнев как тренер у нас в стране котируется, тем более после прошлого чемпионата. Насколько тебя удивило его назначение в перволиговый «Днепр»?

— Наверное, только у нас в стране такое возможно: команда занимает четвертое место, затем она полностью разваливается, а тренер уходит тренировать клуб Первой лиги. Сильно разочарован, что так в итоге сложилось. Седнев очень хочет работать, ему это интересно. Все знают, что у него было предложение из БАТЭ. Поэтому чего удивляться, если человек отказал борисовскому клубу и пошел работать в «Днепр». Значит, он действительно хочет тренировать, а не сидеть и заниматься организационными моментами.

— Была ли минимальная возможность того, что Александр Сергеевич останется в Бобруйске?

— Была, конечно, и достаточно неплохая. Но уже ему, наверное, не хотелось. Ведь дела там обстояли таким образом, что нас никто из власти не слышал, к команде не было должного уважения. Может, потом он хотел остаться в «Белшине». Но как получилось, так получилось.

— Слышал, что Седнев разругался со всем руководством и поэтому уехал из Бобруйска.

— Не совсем так. Просто сарафанное радио довело информацию в таком виде, додумывают у нас быстро. Я на 100% знаю, что как такового конфликта, когда встретились и поругались, не было. А недовольство Седневым?.. У руководства всегда есть вопросы. Помню, шли на четвертом месте, проиграли БАТЭ 0:1, руководители были недовольны. Были на третьем месте, проиграли брестскому «Динамо» – все равно высказывают претензии. Им объясняют, что это футбол, он так устроен: сегодня ты можешь выиграть, завтра – проиграть. Везде так, в любом виде спорта. Может, просто повод искали какой-то. Не знаю.

Кстати, после поражения от того же брестского «Динамо» руководство объявило, что из-за этого, скорее всего, мы не будем получать зарплату в полном объеме. К тому времени «Белшина» шла на третьем месте. Руководство думало, что мы скатимся ниже, не займем никаких высоких мест, поэтому нет смысла платить. Тем не менее они в итоге все выплатили, потому что началось возмущение, пошли вопросы. Люди недовольны, что мы проиграли Бресту. Да, проиграли, и что? Так у нас в чемпионате 26 матчей, на всякий случай. Даже БАТЭ, бессменный чемпион, не может все матчи выигрывать. У всех есть спады. А еще нужно учитывать то, что у нас был далеко не самый богатый клуб по меркам Беларуси, мы не могли себе позволить игроков действительного высокого уровня. Недовольства всегда есть и будут. Просто, наверное, у Александра Сергеевича все накипело, с него хватило всех этих издевательств над командой.

И еще интересный момент. Выплатили деньги за один год и говорят, мол, смотрите, мы все свои обязательства выполняем. А что до этого не платили 2-3 года – уже никто не помнит.

— В середине сезона игроки «Белшины» хотели написать открытое письмо руководству Могилевской области.

— Да, было такое. Как раз открывали стадион имени Прокопенко. Седнев встретился с губернатором на этом мероприятии и вкратце объяснил ему, какая ситуация с клубом, почему все так происходит. Возможно, из-за этого руководство клуба Седнева затем недолюбливало.

— Действительно ли игроки были готовы выступить с таким заявлением?

— Все, кто попал под невыплату зарплаты, были готовы. Со всеми я переговорил, они собирались подписаться и идти до конца. Те, кто подал в суд и начал получать какие-то деньги, говорили, что встрянут при необхдимости.

— Сколько человек готовы были идти до конца?

— 8 или 9, у меня записано. Плюс еще тренеры – Виталий Павлов и Александр Седнев.

— С Павловым тоже неприятная ситуация получилась: назначили главным, но вскоре убрали.

— «Белшина» – это вообще моя боль. Такая тема… Так только у нас может быть и где-нибудь в России или Армении. Взять и выкинуть команду, которая заняла четвертое место… Понимаешь, обидно не то, что я остался вне клуба (хотя, считаю, абсолютно заслуженно должен был играть в Лиге Европы), но именно те футболисты, которые добыли право представлять команду в еврокубках, должны это и делать. Просто нечестно поступили. Мы боролись весь сезон, не получали премиальных, шли наперекор обстоятельствам. Но так получилось, что некоторые люди просто кинули команду, а кто-то этим воспользовался. Никто не заступился за тех футболистов, которые должны были остаться в команде. У меня, например, никаких прав бороться за это нет. Можно пойти поперек, поругаться, поскандалить и в итоге создать себе плохую репутацию, но мне это не надо. Насколько я понимаю, пришедшие люди все за всех решили. Тот, кто должен был помочь, не сделал этого.

Расскажу, кстати, как проходила встреча с мэром. Вызвал он меня и Павлова. Приезжаем, жмем друг другу руки, обсуждаем новый сезон, обо всем договариваемся. У меня контракта на руках не было. Понимаешь, в «Белшине» такая практика была, чтобы какую-то сумму сэкономить. По документам в декабре и январе футболисты находились без работы, чтобы им не платили зарплату. Однако футболисты знали, что, несмотря на это, все будет хорошо, в конце января или в начале февраля контракты будут подписаны. Встреча с мэром прошла 13 января. Я говорю: «Давайте собираться как можно раньше, начинать готовиться, чтобы не быть заложниками ситуации прошлого года, когда мы поздно собрались, смазали начало сезона». Мэр согласился, все подтвердил. После меня зашел Павлов, которому сообщили, что в новый сезон он вступает в должности главного тренера, никаких приставок «и.о.» Мы с Виталием Геннадьевичем тоже обсудили некоторые моменты, договорились, что нужно уже собираться с ребятами. Сейчас я считаю, что наш промах заключался в том, что все-таки сразу так и не собрались. А надо было приехать и начать тренироваться как можно раньше. И когда пришли бы подобные «инвесторы», мы бы отстояли команду. Но в тот момент никого в Бобруйске не было, невозможно было собрать коллектив, мы не тренировались. Но Павлов все-таки побыл главным тренером несколько дней.

Но, опять же, представь: ты идешь к какому-то назначению (не важно, главным тренером, директором на заводе или еще кем-то), стараешься, прилежно себя ведешь, работаешь над собой. Но в итоге врывается какая-то гоп-компания на лихом коне и говорит: «Нет, извините, у нас тут свои принципы, свое видение футбола. И вообще, мы уже все давно решили сами». Как человеку быть в этой ситуации? Павлов очень переживал. Да, его оставили в клубе. Но когда он доработал до должности главного тренера, а потом его какие-то непонятные люди сняли, разве это справедливо? Предложили должность, чтобы не мешал, как я понимаю. Привезли своих тренеров, поставили. Нельзя так.

Эти люди говорят, что приехали развивать футбол в Бобруйске. Я этого пока не вижу.

— Они заявляли, что будут привлекать клубных воспитанников, продавать перспективных футболистов.

— Не хочется это обсуждать, если честно. Но хочу задать такой вопрос: кого вы собираетесь продавать? Этих аргентинцев? Молодых футболистов из армавирского «Торпедо»? Но все это при условии того, что «Белшина» будет играть в Лиге Европы. А будет ли? Одновременно давай взглянем на последние продажи БАТЭ. Разве были сумасшедшие трансферы? А это команда, которая регулярно играет в группе Лиги чемпионов! Да, были и есть единичные случаи: Егор Филипенко уехал, Младенович (но у серба паспорт другой,  это тоже надо учитывать). И, что касается «Белшины», даже если она будет играть в Лиге Европы, я далек от мысли, что она продаст своих игроков в какой-то европейский клуб и заработает. Второй вопрос – поимеет ли с этого хоть что-то бобруйский клуб.

Было сказано, что будет вложен миллион долларов. Во что? В детский футбол? Я сомневаюсь, что кто-то сейчас будет им заниматься. А в Бобруйске приличная школа, откуда можно взять 10-15 футболистов, поднатаскать. Взять еще парочку хороших легионеров, чтобы можно было играть в той же Лиге Европы. Тогда будет более внятная картина. А в нашем случае идет набор лишь бы кого, лишь бы всунуться. А про зарплаты я вообще молчу…

— Все уверяют, что зарплаты остались на прошлогоднем уровне. По крайней мере они невысокие.

— Насколько я знаю, государственная зарплата, официальная – 10 млн. Из чего будет состоять остальная? Пусть каждый додумает сам.

— С какими мыслями ты смотришь на комплектацию команды?

— Я прочитал интервью главного тренера Ежурова. Он сказал: «Кого мне дали, с теми я и работаю». То есть фактически формировал команду какой-то непонятный чудак, который, скорее всего, даже в футбол не играл. Получается фактически коллектив друзей. В моем понимании команду должен формировать главный тренер, он подбирает игроков под свое видение. А тут человеку дали группу футболистов, он должен с ними работать. Он согласился на такие условия. Почему? Либо ты очень хороший тренер и так уверен в себе, что тебе все равно кого тренировать, либо что-то еще. По крайней мере это неправильно, я считаю, так не должно быть.

— Ты говоришь, что «Белшина» сейчас как мыльный пузырь. Когда он может лопнуть?

— Этого я не знаю, потому что не владею всей достоверной информацией. Все по слухам, разговорам, интервью. Ничего утверждать не могу. Пресса связывала это все с «Торпедо» из Армавира и «Улиссом», так что максимум год. Так показывают покинутые ими клубы. Как будет на самом деле в Бобруйске, я однозначно утверждать не буду.

— Кто-то предполагает такое развитие событий: «Белшина» вылетит из Кубка страны, окажется вне Лиги Европы. Остается только чемпионат. Инвесторы увидят истинную картину, расстроятся и убегут.

— Вот это и есть мыльный пузырь, который может лопнуть даже через полгода. Когда я разговаривал с Павловым, с мэром, я видел прогресс, какие-то конкретные шаги к тому, чтобы избавиться от долгов, которые на тот момент существовали. Намечались конкретные действия, которые позволили бы клубу вздохнуть более-менее свободно, начать сезон с чистого листа. А что сейчас? Если, не дай бог, все пойдет не так, что будет через полгода, через год? Опять пустое место. Город, наверное, ничего не потеряет, с долгами рассчитается и выйдет на ноль. Как я понимаю, инвесторы будут погашать разницу в зарплате своими силами. Инвесторы – слово-то какое (смеется). Хотя никто не знает, кто эти самые инвесторы, никто до сих пор и не сказал. Тем не менее клуб будет жить без долгов, согласен. Но обидно, когда еще в начале года говорили о желании оставить в команде костяк, набрать новых футболистов, с некоторыми были договоренности. Должны были приехать довольно неплохие игроки из хороших клубов, а также из-за рубежа. То есть должна была собраться команда приличного уровня, которая играла бы стабильно на протяжении нескольких лет. Сейчас, уже даже через полгода, если все пойдет не по плану, клуб останется ни с чем, от него останется пустое место. И опять все заново. Не дай бог, конечно, если это финансирование закончится летом или в начале осени. Инвесторы перестанут выделять деньги, игроки заявят о желании уйти из команды. И что ты сделаешь? Вынужден будешь расторгнуть контракт по обоюдному согласию. Придется выставлять дубль на остаток сезона, в итоге «Белшина» может вылететь из Высшей лиги. Кому это надо?

Не хочу никого обвинять, потому что не знаю всех подробностей. Если бы знал, кто виноват, кто это делает, тогда конкретно сказал бы. А так просто предполагаю. Подобные проекты никогда не заканчиваются хорошо. Деньги рано или поздно заканчиваются. И что потом? В моем понимании инвестор – это тот, кто приходит и вкладывает деньги. Во что тут вложили? В спорт? В конкретных игроков – да. База перестроится? Автобус купится? Ну, купили вы форму, оплатили турецкие сборы. Разве это вложение в команду? Простите, это как будто свозили на курорт. А конкретно для города, для клуба что вы сделали? Детский футбол от нынешних вложений точно не выиграет. Даже боюсь думать, что будет с ним, кто будет следить за этими мальчишками, из дубля кого-то подтягивать.

— Прошло столько времени, а у тебя до сих пор внутри все кипит.

— Сейчас уже поспокойнее. Столько интервью было, обсуждений, так что отлегло, по большому счету. Но все равно больше непонятного. Я не понимаю, почему люди к этой ситуации так абыякава, если говорить по-белорусски, относятся: «Меня не трогают, ну и хорошо. Лишь бы я был в тепле». Это некрасиво.

— Многие почитают интервью и скажут, что Шагойко не дали место в «Белшине», поэтому он такой обиженный.

— Да я не обижен, нет. У меня недовольство связано с будущим команды. Я же не остался без работы. Я просто возмущен тем, что люди не видят, что может случиться с клубом. Люди пришли при действующем руководстве, просто ворвались. Никаких назначений еще не случилось. А в прессе себя уже называли «спортивный директор», «директор клуба», «играющий тренер». То есть они уже на себя примерили должности, хотя официально в «Белшине» спортивным директором был Алексей Иванович Стольный, директором клуба, хоть и и.о., Дмитрий Леонидович Мамонов. Павлов – главный тренер. Пришли люди со стороны: «Мы директоры. Вы уходите. Мы договорились». С кем вы договорились?

Я во второй раз был вызван к мэру. Позвонили, сказали, что он хочет видеть меня на встрече в девять утра. Приехал, а он, оказывается, передумал. Как все знают, мне никто толком и не говорил, что я не нужен команде. Насколько я знаю, бывший администратор клуба, а ныне администратор дубля  Сергей Мазуркевич ходил и узнавал у тех людей, которые себя именовали директорами, нужны ли те и те футболисты, и дал им список. Соответствующие фамилии были вычеркнуты. Так скажи ты, что не нужен. Больше в этой ситуации не нужно ничего. Честно, я даже не представляю, как бы остался в нынешней «Белшине», если бы через какое-то время приняли решение меня вернуть. Это маразм.

— Как думаешь, почему этим инвесторам не удалось оказаться в брестском «Динамо» и «Крумкачах»?

— Я этого объяснить не могу. Но у меня встречный вопрос: неужели «Крумкачам» и Бресту не нужны деньги инвесторов? Пусть люди подумают.

— Денис Шунто говорил, что встреча с инвесторами была, но они не нашли общего языка.

— Шунто в этом плане, как мне кажется, самолюбивый человек, который создал клуб с нуля, тащит его. Он болеет за него, переживает. А люди пришли и заявили, что они вложат деньги, но будут делать что захотят. На такое, конечно, Шунто не согласился. А в Бресте, как мне показалось, люди были готовы, но там долги большие. Но снова задам этот вопрос: разве  им не нужны деньги? Люди ходят и кричать, что готовы вложить миллион долларов. Пожалуйста, вкладывайте. У нас достаточно клубов с не очень хорошей финансовой историей. И «Белшина» – не одна такая. Нет, почему-то именно Бобруйск. Тут много «но». Я на многие вопросы сам не знаю, как ответить. Почему так? Кому это надо? Зачем это понадобилось? Может, кто-то хотел избавиться от «Белшины», может, клуб кому-то надоел. Не знаю. За месяц я уже столько надумал,  что скоро голова взорвется.

— Тебе лично самому интересно докопаться до истины?

— Конечно, очень интересно. Мне хотелось бы, чтобы люди понимали, что не бывает все так просто, не бывает легких денег. Люди годами ищут инвесторов и не могут найти. Да любой белорусский клуб согласился бы принять инвестора, который готов вложить миллион долларов, помогать развивать команду. Любая копейка нужна. А сейчас я просто хочу, чтобы люди задумались, почему все случилось так быстро, почему за неделю эти вопросы решаются. Я считаю своим долгом высказать личное мнение. Почему я должен молчать про то, что происходит? Так не должно быть. Если каждый будет молчать и «хавать» то что дают, ни к чему хорошему мы не придем, это неправильно. Любой может оказаться на месте таких футболистов, как мы.

— О принципиальности игр против «Белшины», думаю, говорить не стоит.

— Если думаешь, что буду рвать и метать на поле, чтобы что-то доказать новым владельцам, то ты ошибаешься. Конечно, если забью гол или отдам передачу, это будет хорошо. Но в «Белшине» остался очень маленький процент тех, с кем я работал, за кого переживаю. Кому мне там что доказывать? Ежурову, что он ошибся, не взяв меня в «Белшину»? Он меня не знал и знать не будет 100 лет. Ему плевать, кто такой Шагойко. Наверное, с 80 процентами игроков из нынешнего состава он познакомился по дороге в Турцию. Так что для меня эти матчи не будут носить принципиальности. Просто интересно, ведь это будет игра против бывшего клуба. Плюс болельщики, которые меня знают. Приятно будет, если тот же стадион меня поддержит. Мне приятно будет возвращаться в Бобруйск. От этого только положительные эмоции. Сейчас для меня будет важно добиться победы с «Ислочью».

— Говорят, все, что ни делается, к лучшему. Относительно твоей ситуации можешь применить эту поговорку?

— Конечно. Во-первых, я оказался дома. Это огромный плюс, о чем я говорил в начале интервью. Выбор команды по большей части был обусловлен местоположением. Я буду чаще видеть семью. И, наверное, нужны были какие-то перемены. Они могли произойти и если бы я остался в Бобруйске. Я имею в виду в плане обновления команды.

Понимаешь, любые перемены к лучшему. Какие-то вещи могут приедаться с течением времени. В любом случае я склонен искать положительное во всем. Когда только начинал играть в футбол, было ощущение чего-то непонятного, неизведанного. В Бобруйске еще перед стартом сезона было понятно, что займем приблизительно такое-то место. А тут все хотят что-то доказать, показать себя. И если с «Ислочью» займем 5-6 место, это будет прогресс и для всей команды, и лично для меня. Я желаю каждому выглядеть в 35 лет так, как я. Любому молодому футболисту. Так что закончим на позитиве и с надеждами на хороший исход.